Точка зрения

Сергей Рекеда: «Чем ЕАЭС может быть привлекательным для Азербайджана?»

12.04.2017

Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

- Отношения России и Ирана за последние два года достигли беспрецедентного уровня развития. Тегеран не раз заявлял о своем намерении расширить отношения с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). После недавнего визита иранского президента Рухани в Москву эта тема приобрела особую актуальность. На ваш взгляд, подпишет ли Иран в 2017 году соглашение о сотрудничестве с ЕАЭС?

- Действительно, за последнее время было много заявлений со стороны Тегерана относительно стремления развивать отношения с ЕАЭС. Официальные лица Ирана состоят в диалоге по этому вопросу с Евразийской экономической комиссией, поэтому можно ожидать, что в 2017 году взаимодействие между ЕАЭС и Ираном будут возрастать. На данный момент как итог этого взаимодействия видится заключение соглашения о зоне свободной торговли между Ираном и ЕАЭС. Подобный шаг, думается, был бы полезен обеим сторонам.

Во-первых, уровни экономик Ирана и стран ЕАЭС таковы, что товары смогут быть востребованы на рынках друг друга.

Во-вторых, торговое присутствие Ирана на рынках стран ЕАЭС на данный момент сравнительно не велико, а потому снятие торговых барьеров на данном направлении может быть стимулом для роста активности иранских экспортеров (аналогично и в обратном направлении – экспортеров ЕАЭС на иранском направлении).

В-третьих, из стран ЕАЭС в подобном сближении заинтересована не только Россия, у которой действительно за последнее время сложилось довольно тесное партнерство.

В-четвертых, это будет важный шаг для ЕАЭС с имиджевой точки зрения –продемонстрирует сохраняющийся интерес внешних стран к данному интеграционному образованию.

- Чем ЕАЭС может быть привлекательным для Азербайджана? Можете перечислить плюсы?

- Прежде всего, ЕАЭС может быть интересен Азербайджану для развития своего несырьевого экспорта, что особенно важно на фоне охлаждения внешней торговой активности страны по итогам 2016 года. Среди стран ЕАЭС у Азербайджана наиболее тесные торговые отношения с Россией, но Евразийский союз – это равный доступ на рынки всех участников интеграционного проекта с общими правилами игры и техническими нормами. Думаю, например, в Беларуси азербайджанские товары (прежде всего, сельскохозяйственные), могли бы расширить свое присутствие.

Но не стоит ограничиваться лишь агарным сектором - углубление интеграции на пространстве ЕАЭС создает, во-первых, более комфортные условия для продвижения и промышленной продукции Азербайджана, а, во-вторых, дополнительные возможности для азербайджанских инвесторов. Думаю, в подобной ситуации нужно сесть представителям экспертного сообщества стран ЕАЭС и Азербайджана с привлечением чиновников из профильных ведомств и проанализировать с цифрами на руках, какие ниши экономики ЕАЭС могли бы быть наиболее перспективными для азербайджанских экспортеров и капитала.

- Каким Вам видится будущее ЕАЭС?

- Сценарии, безусловно, могут быть разные. Если говорить о позитивном сценарии, то это должно быть не просто конгломератом стран, между которыми не существует таможенных барьеров и созданы условия для свободного перетока капитала и рабочей силы. В ЕАЭС должны заработать механизмы технологической кооперации, создания общеевразийских концернов. Это в свою очередь даст толчок развитию науки, росту уровня жизни и т.д. В итоге мы сможем прийти к тому, что у ЕАЭС будут созданы не только единые нормы качества молока, но и общие конкурентоспособные в мире стандарты эффективности социальных институтов, гуманитарного пространства.

- Возможность распада Евросоюза обсуждается уже не один год — еще в 2012 году Джордж Сорос, известный американский финансист, отметил, что он не исключает возможность распада ЕС. Разделяете его мнение?

- Рано или поздно всё распадается и умирает, поэтому алармистские прогнозы с неопределенной финальной датой давать всегда удобно – сложно ошибиться. Если же говорить о более конкретных перспективах ЕС, то, думаю, скорого подписания европейских «Беловежских соглашений» мы не увидим. Но, безусловно, ЕС будет меняться, причем кардинально.

Евросоюз будет расслаиваться – выделится небольшое ядро наиболее успешных стран, вокруг будет периферия, которая будет делится на тех, кто готов на все требования, которые выдвигает «евроядро», и тех, кто подходит к евроинтеграции избирательно. В зависимости от этой «евролояльности» и будет зависеть положение страны в новом Европейском союзе. Это позволит, конечно, многим наблюдателям сказать, что Европейский союз уже не тот, а значит де-факто он распался, но это уже выбор любого человека видеть стакан наполовину полным или пустым.

- Прибалтийские страны сегодня являются полноправными членами Евросоюза, перешли на евро, вместе с тем, являются членами НАТО и т.д. Пошла ли им на пользу Евроинтеграция?

- Этот вопрос остается дискуссионным на протяжении, пожалуй, 25 последних лет – с тех пор как распался СССР и Литва, Латвия, Эстония, забыв о перестроечных лозунгах про «нашу и вашу свободу» и «демилитаризованную балтоскандию», начали активно проситься и готовиться к вступлению в НАТО и ЕС. На первый взгляд, прибалтийские элиты могут записать себе в актив те факты, что они добились включения своих республик в клуб стран с высокими стандартами жизни, получили доступ к еврофондам, которые обеспечивают около 25-30% их бюджета, доступ к большому европейскому рынку товаров и рабочей силы. Собственно, к этим аргументам обычно и прибегают прибалтийские чиновники и апологеты «прибалтийской модели».

Но если копнуть глубже, то, увы, эти аргументы оказываются мифом. Демократизм: к проблеме нескольких сот тысяч пораженных в политических правах неграждан Латвии и Эстонии теперь добавляются юридические запреты на свободу высказывания и исследований ряда исторических тем, запрет на въезд журналистам и экспертам, которые не вписываются в местный политический мейнстрим и прочие проявления цензуры. Уровень жизни: страны Прибалтики так и не приблизились за все эти годы по уровню жизни и экономическому развитию к странам Скандинавии, на которые традиционно равняются в прибалтийских республиках. На фоне этого идет постоянный процесс депопуляции и старения населения – тот факт, что население этих республик сократилось на треть за постсоветский период стало притчей во языцех.

Поэтому если еще даже лет 10 назад, до кризиса конца 2000-х, еще можно было поверить в «историю успеха» евроинтеграции Прибалтики, то сейчас былого евроинтеграционного лоска больше нет и становится всё более очевидной стратегическая тупиковость такой модели развития.

Источник: https://azeri.today/articles/4258/

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 570
  • 0
  • 525
  • 0
  • 607
Новости
Парламентская делегация Туркменистана приняла участие в Невском экологическом конгрессе

Делегация Меджлиса (парламента) Туркменистана приняла участие в III Невском экологическом конгрессе, который состоялся в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Форум, прошедший под девизом «Экологическое просвещение – чистая страна», был организован Межпарламентской ассамблеей государств – участников СНГ, Советом Федерации Федерального Собрания России и Министерством природных ресурсов и экологии РФ.

  • 0
  • 566
В разделе "Новости"
  • 0
  • 555
  • 0
  • 742
  • 0
  • 669
Энергетика и инфраструктура
Казахстан и Россия примут участие в глобальном проекте «Шелковый путь»

На саммите в Пекине «Один пояс – один путь», посвященном проекту создания транспортного коридора «Шелковый путь XXI века» (далее – «Шелковый путь»), президент России Владимир Путин пообещал самое активное участие России в данном проекте. Напомним, что этот проект, инициированный Китаем, создается в целях экономического развития и торговли между Европой и Азией. О своем участии в проекте, кроме Китая и России, ранее заявили Индия, Иран, Казахстан, Монголия, Пакистан, Мьянма, а также возможно участие Польши и Нидерландов. Проект предполагает создание нескольких транспортных коридоров, которыми товары и сырье, произведенные азиатскими странами-участниками проекта, будут доставляться как в Европу, так и в другие страны Азии и Ближнего Востока. В частности, один из важных сухопутных транспортных коридоров планируется проложить из КНР в восточную Европу через территории Монголии, Казахстана и России, также запланирован сухопутно-морской коридор из КНР в Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, а также через часть территории северной Африки и Средиземное море.

  • 0
  • 763
Интеграционные процессы
Россия, Иран

Экономика Ирана демонстрирует признаки выздоровления перед важными для страны выборами. Действующему правительству во главе президента Хасана Роухани (в Иране посты премьер-министра и президента совмещены) в течение года после снятия «калечащих санкций» Запада удалось улучшить практически все макропоказатели иранской экономики.

  • 0
  • 1229
Геополитика и безопасность
Россия, Казахстан

По мнению казахстанских экспертов, между Москвой и Астаной наблюдается «коммуникационный разрыв» — казахстанские СМИ в России анализируют редко, а громкие события часто воспринимаются вырванными из контекста.

  • 0
  • 611
Новости института
  • 0
  • 9369
  • 1
  • 5776
  • 0
  • 5818
Точка зрения
Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

  • 0
  • 1215
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 2245
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика