Точка зрения

Станислав Тарасов: «Иран и Азербайджан могут стать единым конфедеративным государством»

27.12.2016

Станислав Тарасов

Визит президента Ирана Хасана Рухани в Армению оказался богатым не только на подписание документов, расширяющих двухстороннее многопрофильное сотрудничество двух стран, но и выстраивание геополитического каркаса в регионе, что в обозримом будущем способно во многом повлиять на дальнейший ход событий. Конечно, для находящейся в блокаде со стороны Азербайджана и Турции Армении перспектива установления коридора, связывающего бассейн Черного моря с Персидским заливом, придаст серьезный стимул для экономического развития и привлечения инвестиций. Для Ирана же выход через Армению и Грузию к Черному морю в Европу, при том что это можно осуществлять и через Азербайджан, является событием знакового значения. Речь идет не только об экономике, хотя и о ней тоже, так как Иран, осуществляя совместные с Арменией разные проекты, демонстрируя намерение наращивать объемы товарооборота, напрямую выходит на страну, являющуюся членом Евразийского экономического союза и членом ОДКБ.

Но главное, на наш взгляд, другое. В Ереване президент Ирана Рухани произнес важные слова: «Мы считаем Республику Армения дружественной нам страной и желаем сделать наши двусторонние отношения еще более теплыми и развивать их. Мы, обе страны, принадлежим одной и той же культуре и цивилизации. Всегда отношения двух стран были теплые и дружественные». Тезис о принадлежности Ирана и Армении к одной и той же культуре и цивилизации приобретает особое значение. У иранских историков нет сомнений относительно того, что персы и армяне веками, если не тысячелетиями, жили рядом друг с другом и в большинстве случаев всегда находили рациональные подходы к взаимопониманию и сотрудничеству. Да, бывало, что армян в Персидской империи выселяли в другие районы или угоняли в рабство, но резни, как в Османской империи, не было. К тому же до начала XIX века территория нынешней Армении, как и современного Азербайджана, входила в состав Персидской империи. Что касается России, то после двух русско-иранских войн начала XIX века закавказские ханства были присоединены к ней именно как бывшие владения Персидской империи, а не как азербайджанские или армянские.

Однако в Баку после обретения независимости в 1991 году на уровне государственной доктрины принята версия, согласно которой «армяне не автохтоны, а аллохтоны Кавказа, то есть являются пришлым в этот регион этносом». Возвращаясь к современности, следует отметить еще один важный момент: Тегеран отказался от взаимодействия с Баку на основе принципа исламской солидарности и не присоединился к блокаде Армении. В этой связи муссируется идея, согласно которой Тегеран, активизируя свою политику в Закавказье после достижения соглашения по ядерным вопросам с «шестеркой», начал выстраивать противовес альянсам Азербайджан — Израиль, Азербайджан — Турция, да и вообще Азербайджан — Запад. Но если вывести за скобки Турцию, то и Армения взаимодействует со своими западными партнерами, а ее отношения с Израилем не имеют предпосылок для вражды. Армянские эксперты сходятся во мнении, что Ереван и Тель-Авив могли бы «дружить», главным препятствием здесь являются не армяно-иранские, а армяно-турецкие и даже армяно-азербайджанские отношения.

Тегеран знает, что Армения никогда не станет плацдармом для агрессивных действий Запада против него, в то время как в отношении Азербайджана у него сохраняются опасения и подозрения. К тому же в регионе складывается любопытная комбинация «треугольников». Еще недавно некоторые российские и почти все бакинские эксперты после саммита в Баку глав Азербайджана, России и Ирана, где рассматривались преимущественно вопросы реализации проекта международного транспортного коридора «Север — Юг», с упоением писали, что создан геополитический треугольник Россия — Азербайджан — Иран, который «лишает Армению поддержки очень важных для нее двух стратегических союзников» — России и Ирана. После нормализации отношений между Россией и Турцией заговорили и о «цепи взаимодействия» Москва — Баку — Анкара. Но сирийское направление определило иной расклад: Москва — Анкара — Тегеран. А после визита президента Рухани в Ереван формируется альянс Тегеран — Ереван — Москва. Главный вывод: в Закавказье после России в качестве еще одного главного игрока вступает уже не Турция, а Иран, а значение Азербайджана для России и Ирана практически уравнивается Арменией.

Более того, в отношении проблем урегулирования нагорно-карабахского конфликта Москва и Тегеран занимают позиции равноудаленности, в то время как Анкара целиком поддерживает Баку. Россия и Иран — на геополитическом подъеме, Турция — на спаде. Москва и Тегеран ведут «игру» в своем ближнем зарубежье, Анкара — на исторически чужом поле. Таков нынешний парадоксальный баланс сил в регионе: шиитский Иран выстраивает отношения чуть ли не стратегического уровня с христианской Арменией, тогда как шиитский Азербайджан выстроил стратегический альянс с суннитской Турцией. При этом Баку озвучивал проект создания «Большого Азербайджана», подразумевая северное направление и южное, соответственно, потенциально Тегеран может выйти на проект создания с нынешним Азербайджаном конфедеративного государства. А вот Анкара в отношениях с Баку лишена такой перспективы. Москва же активно сотрудничает, часто по тактическим соображениям, с Ираном и Турцией и состоит в военно-политическом и экономическом союзе с Арменией.

В итоге открывается перспектива реализация прежней российской инициативы по формированию региональной системы безопасности по формуле «3+1» (Закавказье + Россия), но сегодня к этой схеме может присоединиться и Иран. Если же говорить о Турции, то она может оказаться за таким столом переговоров только после нормализации своих отношений с Арменией, и, как пишет турецкое издание Daily Sabah, в случае, если «будет ориентироваться на собственные национальные интересы, а не внешнеполитические фантазии США, которые дорого ей обошлись».

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2222146.html

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 22
  • 0
  • 35
  • 0
  • 34
Новости
Николай Патрушев

Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев вечером в понедельник обсудил по телефону с иранским коллегой Али Шамхани развитие ситуации в Сирии и сотрудничество двух стран в вопросах борьбы с терроризмом, сообщает во вторник агентство IRNA.

  • 0
  • 26
В разделе "Новости"
  • 0
  • 35
  • 0
  • 69
  • 0
  • 167
Энергетика и инфраструктура
Газовый шантаж Ашхабада не срабатывает: Туркмения теряет Иран?

Туркмения ограничила поставки газа в Иран с 1 января и в Ашхабаде заявили, что Тегеран не расплачивается по долгам. Шантаж, однако, пока не срабатывает. Тегеран не собирается срочно выплачивать спорный долг. Национальная иранская газовая компания (NIGC) заявила, что именно «Туркменгаз» нарушает контракт, и у иранской стороны есть веские причины подать в международный арбитраж.

  • 0
  • 71
Интеграционные процессы
Азербайджан и Запад продлили «контракт века»: что получат азербайджанцы?

В конце прошлой недели в Баку Госнефтекомпания (SOCAR) и Азербайджанская международная операционная компания (АМОК), оператором которой является британская BP («Бритиш петролеум»), подписали соглашение о принципах дальнейшей разработки нефтяных месторождений «Азери-Чыраг-Гюнешли».

  • 0
  • 148
Геополитика и безопасность
Гурбангулы Бердымухамедов

13 января в Ашхабаде состоялось расширенное заседание Кабинета Министров Туркменистана, на котором Президент Гурбангулы Бердымухамедов выступил с программной речью, охарактеризовав итоги 2016 года и обозначив приоритетные задачи, стоящие перед страной в 2017 году.

  • 0
  • 39
Новости института
  • 0
  • 7061
  • 1
  • 4312
  • 0
  • 4299
Точка зрения
Камилла Гусейнова

Около 20 лет народная артистка Азербайджана Камилла Гусейнова была примой Государственного академического театра оперы и балета. Сегодня она не только художественный руководитель балетной труппы родного коллектива, но и преподаватель Бакинской хореографической академии. Недавно, Камилла Гусейнова была приглашена для участия в работе секции "Балет и танец" V Международного культурного форума, который прошел в Санкт-Петербурге (Россия). Мероприятие было посвящено 25-летию Содружества Независимых Государств. Камилла Гусейнова выступила в ходе "круглого" стола форума на тему, посвященную развитию и успехам балетного искусства за годы независимости Азербайджана.

  • 0
  • 35
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 889
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика