Точка зрения

Александр Фролов: «Иран не подвинет Россию на рынке»

11.11.2016

Александр Фролов

С Ирана сняли санкции. Это означает конец российской экономики. И теперь Иран стремительно нарастит добычу, выйдет на мировой рынок и окончательно обрушит цены. А еще он построит газопровод в Европу, и российский газ окажется никому не нужен.

Вы наверняка слышали подобные прогнозы. Но представим на секунду, что привычный прогностический апокалипсис и на этот раз минует нашу страну. Какие же возможности открывает перед нами сотрудничество с Ираном? У России и Ирана долгая и тяжелая история взаимоотношений. Но позвольте начать с соседа Ирана — Ирака. На его территории сейчас работают две крупные российские компании — «Лукойл» и «Газпром нефть». Ранее «Лукойл» вел геологоразведку в Иране (совместно с норвежцами), в ходе которой было обнаружено месторождение Азар на блоке Анаран. Но иранские проекты были прерваны из-за того, что Запад снова взялся за санкционную дубинку.

Сейчас «Лукойл» работает в Ираке на двух площадях, расположенных недалеко от города Басра. Это месторождение Западная Курна–2, на котором в 2014 году началась промышленная добыча нефти, а также Блок-10, на котором ведется геологоразведка. «Газпром нефть» работает на месторождении Бадра, а также на трех площадках в Иракском Курдистане. Суммарная добыча на месторождениях с российским участием в прошлом году обеспечила порядка 10% всей добычи нефти в Ираке. Притом целевой уровень на Западной Курне-2 составляет 1,2 млн баррелей в сутки. Примерно в три раза больше показателей 2015 года. Для понимания — это более 25% прошлогодних уровней добычи нефти в стране.

Политолог Виктор Пироженко — о том, как украинский политический класс станет строить отношения с новой администрацией в Вашингтоне…

Почему Ирак важен, когда мы говорим об Иране? Не хотелось бы вставать на тонкий лед размышлений об общих интересах, которые подталкивают Ирак к сотрудничеству с Россией и Ираном по урегулированию ситуации на Ближнем Востоке. Но раз уж политика — это концентрированная экономика, то у России есть экономические, а с ними и политические интересы на поясе Турция—Сирия—Ирак—Иран. Но есть и чисто технический аспект. Так, месторождение Бадра в действительности является лишь частью крупного месторождения, которое, пересекая границу с Ираном, превращается в вышеупомянутый Азар. И в разработке Бадры помогла геологическая информация, собранная в Иране.

«Газпром нефть» проявляла интерес к Азару несколько лет назад. На тот момент договориться с Ираном не удалось. Возможно, на фоне нынешнего положения договориться удастся. Если, разумеется, таковые переговоры состоятся. Важно, что в пользу России и ее партнеров по иракским проектам (из Малайзии, Кореи и Турции) говорит не только опыт работы в регионе, но и, скажем так, санкциоустойчивость. А ведь подвешенное положение Ирана на международной арене во многом предопределило прошлые неудачи в совместных контрактах. Сегодня мы находимся в подобном положении. Это, наверное, поможет понять друг друга.

Но какая разница, кто добывает иранскую нефть, если главная проблема — сам ее выход на мировой рынок. Однако взглянем в глаза суровой реальности: сам Иран не самоубийца — зачем ему выбрасывать на рынок объемы, которые собьют цены и уронят доходы этой страны? Кроме того, сейчас он физически не способен выбросить на рынок дополнительный миллион баррелей в сутки.

Само же снятие санкций с Ирана за последние два года стало вещью в себе, торговлей ожиданиями. На протяжении полутора лет любое упоминание снятия санкций с Ирана давило на рынок нефти, сбивая цену. Это порождает ряд вопросов к современной системе ценообразования. Но никак не влияет на возможное сотрудничество между нашими странами в области нефтедобычи.

Если мы говорим о трубопроводных поставках иранского газа в Европу, то вариантов не так уж много. Иран уже поставляет газ в Турцию и теоретически мог бы расширить этот маршрут. Если вы поинтересуетесь новостями, то узнаете, что поставки голубого топлива из Ирана в Турцию как раз восстановили после взрыва. Взрывы на этой трассе происходят с завидной периодичностью — примерно раз в два года. После чего Турции приходится обращаться к России, чтобы наша страна увеличила поставки для компенсации выбывших иранских объемов. Стоит ли пояснять, почему вызывает сомнение адекватность планов протянуть газопровод из Ирана через Ирак? Скорее уж России придется конкурировать с Ираном на рынке Китая.

Есть возможность поставлять природный газ в сжиженном виде. И этот вариант неплох. Хотя здесь надо учитывать, что на строительство завода по производству СПГ необходимо потратить денег в пропорции 1 млн т — $1 млрд. Есть и более дорогие проекты. Кто решится сейчас, во время низких цен на сжиженный природный газ, вкладывать деньги в новое производство? Ведь вот-вот на рынок хлынут потоки из США и Австралии! Впрочем, на фоне сверхдорогого в производстве СПГ из этих двух стран проект в Иране выглядит неплохо. Ведь себестоимость производства газа в этой стране довольно комфортная, в пользу СПГ-проектов говорит и география — крупные месторождения близки к побережью или находятся в Персидском заливе (например Южный Парс).

Заявку на участие в СПГ-проектах в Иране несколько месяцев назад подал «Газпром». Выгода очевидна — потенциальные рынки сбыта находятся близко, а российский газ туда отправлять сложнее. Среди таких стран — Индия. Цены на нефть и газ вырастут, а пока они низкие, можно выторговать более выгодные условия для участия в совместных проектах.

В конце напомним, что в 1970-е годы наша страна покупала у Ирана газ, тогда же разрабатывались планы по строительству газопровода для экспорта иранского газа через территорию СССР в Европу. По всей видимости, на тот момент считалось возможным вовлечь прозападный Иран в орбиту СССР через расширение экономических связей. В свою очередь, руководство этой ближневосточной страны играло в свой вариант печально знаменитой многовекторности, что вылилось в бунт и победу исламской революции в 1979 году. По ее результатам Запад наложил на Иран санкции, а многие деловые контакты с СССР прервались. Но в силу соседского положения отношения между нашими странами восстановились. А с ними и возможности по расширению экономических связей.

Источник: http://izvestia.ru/news/644206

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 637
  • 0
  • 581
  • 0
  • 670
Новости
Парламентская делегация Туркменистана приняла участие в Невском экологическом конгрессе

Делегация Меджлиса (парламента) Туркменистана приняла участие в III Невском экологическом конгрессе, который состоялся в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Форум, прошедший под девизом «Экологическое просвещение – чистая страна», был организован Межпарламентской ассамблеей государств – участников СНГ, Советом Федерации Федерального Собрания России и Министерством природных ресурсов и экологии РФ.

  • 0
  • 632
В разделе "Новости"
  • 0
  • 620
  • 0
  • 804
  • 0
  • 720
Энергетика и инфраструктура
Казахстан и Россия примут участие в глобальном проекте «Шелковый путь»

На саммите в Пекине «Один пояс – один путь», посвященном проекту создания транспортного коридора «Шелковый путь XXI века» (далее – «Шелковый путь»), президент России Владимир Путин пообещал самое активное участие России в данном проекте. Напомним, что этот проект, инициированный Китаем, создается в целях экономического развития и торговли между Европой и Азией. О своем участии в проекте, кроме Китая и России, ранее заявили Индия, Иран, Казахстан, Монголия, Пакистан, Мьянма, а также возможно участие Польши и Нидерландов. Проект предполагает создание нескольких транспортных коридоров, которыми товары и сырье, произведенные азиатскими странами-участниками проекта, будут доставляться как в Европу, так и в другие страны Азии и Ближнего Востока. В частности, один из важных сухопутных транспортных коридоров планируется проложить из КНР в восточную Европу через территории Монголии, Казахстана и России, также запланирован сухопутно-морской коридор из КНР в Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, а также через часть территории северной Африки и Средиземное море.

  • 0
  • 841
Интеграционные процессы
Россия, Иран

Экономика Ирана демонстрирует признаки выздоровления перед важными для страны выборами. Действующему правительству во главе президента Хасана Роухани (в Иране посты премьер-министра и президента совмещены) в течение года после снятия «калечащих санкций» Запада удалось улучшить практически все макропоказатели иранской экономики.

  • 0
  • 1307
Геополитика и безопасность
Россия, Казахстан

По мнению казахстанских экспертов, между Москвой и Астаной наблюдается «коммуникационный разрыв» — казахстанские СМИ в России анализируют редко, а громкие события часто воспринимаются вырванными из контекста.

  • 0
  • 696
Новости института
  • 0
  • 9523
  • 1
  • 5843
  • 0
  • 5898
Точка зрения
Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

  • 0
  • 1294
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 2318
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика