Точка зрения

Константин Симонов: «Нужен ли проект «Север-Юг» России»

21.07.2016

Константин Симонов

8 августа в Баку пройдет встреча президентов России, Ирана и Азербайджана, в ходе которой стороны коснутся перспективы реализации проекта транспортного коридора «Север-Юг». Напомним, речь идет о транспортном коридоре по западному берегу Каспия и, если проект осуществится, Азербайджан станет важным транспортным узлом как для Москвы, так и для Тегерана. С учетом того, что последний заинтересован в рынке Евразийского экономического союза, а Армения, в свою очередь, заинтересована стать именно тем транспортным коридором, который свяжет эти две точки, реализация данного проекта ставит крест на перспективе экономических выгод для Еревана. Однако, кажется, не все верят, что проекту суждено быть претворенным в жизнь в силу как экономических, так и политических факторов.

«В последнее время Иран действительно проявляет достаточно серьезную активность для возможного выхода как на российский, так и на евразийский рынки. Сейчас вокруг Ирана достаточно большое количество игр ведется, в том числе и со стороны России, рождаются много проектов, как и этот проект транспортного коридора, однако я пока отношусь к этой истории довольно скептически», — в беседе с EADaily заявил генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Логика, по его словам, здесь одна: уже год, как с Ирана сняты санцкии, а значит «если не мы, то вместо нас подсуетятся и сделают другие». И Россия пытается залезть в эту иранскую историю, совершенно не понимая, зачем она ей, что она принесет, но логика, как говорится, заставляет. Симонов заявил, что не понимает зачем нужен этот транспортный коридор, какую роль он будет играть, и уверена ли Россия, что может этот транспортный коридор использовать себе во благо? Тем более, что Иран всегда был и остается страной, которая «себе на уме».

«Будут ли это поставки российских товаров в Иран? Что это за товары, никто не понимает. Будут ли это иранские товары для поставки на евразийский рынок? Опять же не понятно о чем речь. И в этом плане история эта достаточно мутная, просто тема Ирана свежа, о ней говорит весь мир, все ждут, как бы с Ираном сблизиться, какое-то участие принять, и мы тоже пытаемся не отстать, но зачем нам это нужно совершенно неясно», — подчеркнул он.

Эксперт напомнил историю с известным контрактом «нефть в обмен на товары», который лоббируется с 2014 года. Согласно документу, Иран должен был поставлять свою нефть России, а последняя за нее должна была расплачиваться товарами. Симонов задавался вопросами: зачем России иранская нефть, которую еще надо продавать, когда Иран является прямым конкурентом России на мировом рынке? И во-вторых, о каких товарах идет речь, которые Россия собиралась продавать Ирану?

«Поэтому я пока очень аккуратно отношусь к идее торгового оборота между Ираном и ЕАЭС, а также к глобальным проектам, таким как транспортный коридор, потому как мы до конца не понимаем, что мы будем возить, чем мы это будем возить и что нужно Ирану конкретно, где нас не смогут обогнать западные конкуренты. Да и потом, не будем забывать о сложных политических отношениях, так как кто бы, что бы ни говорил, Иран не является нашим партнером в политическом плане, он всегда воевал и с США, и с СССР, и его позиция по Сирии это еще раз показала. Так что, все пока ограничится лирическими разговорами», — предсказал директор Фонда национальной энергетической безопасности.

На вопрос о том, может ли Азербайджан заинтересоваться данным проектом, чтобы добиться еще большей изоляции Армении, Симонова ответил, что фактор Ирана, по его мнению, в действительности довольно сильно переоценивается, и Армения и Азербайджан однозначно конкурируют неизвестно за что. При этом он согласился, что идея может проталкиваться Баку, в том числе и для того, чтобы показать Армении, что последняя может лишиться транзитных денег, хотя безусловно речь пока идет о «шкуре неубитого медведя».

«Я понимаю, что Армении будет обидно упустить такую возможность, но пока это все написано вилами на воде. Кроме того, не надо забывать, что у Азербайджана насчет Ирана тоже есть вопросы: не секрет, что на территории Ирана проживают больше этнических азербайджанцев, чем в самом Азербайджане, так что сближение с Ираном — история далеко не однозначная. Вообще непонятно, как Иран поступит с Азербайджаном, если там будет проложен транспортный коридор. Так что здесь пока стоит большой знак вопроса», — резюмировал глава Фонда национальной энергетической безопасности.

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2016/07/20/konstantin-simonov-a-nuzhen-li-proekt-sever-yug-rossii

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 18
  • 0
  • 48
  • 0
  • 77
Новости
Россия и Иран обсудят программу «Нефть в обмен на товары»

Москва и Тегеран в ближайшие недели решат вопрос по поставкам иранской нефти по программе "нефть в обмен на товары", сообщил журналистам министр энергетики РФ Александр Новак."В ближайшие недели, мы стараемся это делать ускоренными темпами, все зависит от процесса согласования", — сказал Новак, отвечая на вопрос, когда будет подписано допсоглашение к договору "нефть в обмен на товары".

  • 0
  • 8
В разделе "Новости"
  • 0
  • 34
  • 0
  • 78
  • 0
  • 105
Энергетика и инфраструктура
Минкавказа разработало стратегию развития портов Дагестана и Астрахани за счет Ирана и Индии

Министерство Северного Кавказа намерено провести масштабную модернизацию портов Каспийского бассейна. Основной акцент будет сделан на создание нового транспортного коридора, который свяжет РФ с Ираном и Индией. Ключевой элемент стратегии — создание нового современного глубоководного порта на территории Дагестана, на строительство которого потребуются десятки миллиардов рублей.

  • 0
  • 55
Интеграционные процессы
Казахстан рассказал, как будет использовать оставленный РФ полигон Эмба

Депутаты нижней палаты парламента Казахстана проголосовали за законопроект об условиях использования и аренды Россией полигона Эмба, сообщает Sputnik Казахстан.

  • 0
  • 40
Геополитика и безопасность
Россия, Иран и Турция в Астане предложили противникам Асада договариваться, иначе их будут считать союзниками ИГИЛ

Переговоры по Сирии в Астане готовились чуть ли не в экстремальной политической ситуации. Когда все же удалось усадить за стол сирийскую оппозицию и Дамаск при участии стран-гарантов — России, Турции и Ирана, а также спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, изначально было очевидно, что достигнуть какого-либо общеприемлемого соглашения будет очень сложно. Тем не менее, переговоры в Астане, проходившие в закрытом режиме, можно считать беспрецедентными в новейшей истории мировой дипломатии прежде всего в технологическом смысле, да и по накалу кипевших политических страстей. Второй тайм сирийской «игры» состоится в начале февраля в Женеве.

  • 0
  • 122
Новости института
  • 0
  • 7347
  • 1
  • 4427
  • 0
  • 4408
Точка зрения
Мехди Санаи

В январе 2015 года с Ирана были сняты санкции. Что изменилось за прошедший год в российско-иранских отношениях? Об этом в интервью «АиФ» рассказал доктор Мехди Санаи, посол Исламской Республики Иран в Российской Федерации.

  • 0
  • 96
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 986
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика