Геополитика и безопасность

Будет ли выгодно Ирану ожидаемое сближение Трампа с Россией?

28.11.2016

Дональд Трамп

Иранский политолог, политический обозреватель англоязычного иранского канала Press TV, эксперт по проблемам России, Цетральной Азии и Кавказа Хасан Бехештипур в беседе с информагентством Khabar-online рассказывает о будущем характере отношений Москвы и Вашингтона. После избрания на пост президента Трампа, Америка проявит инициативу по сближению с Россией. И это поистине поле для новых исследований и наблюдений: это лишь тактика для нового обмана, или Трамп и его команда действительно хотят установления новых отношений с Россией?

До момента, когда нынешний президент США Барак Обама передаст власть победившему на президентских выборах Дональду Трампу, остается меньше двух месяцев. Временной промежуток может показаться небольшим. Однако процесс, в ходе которого идет набор кабинета будущего президента, и который должен завершиться до церемонии инаугурации, полон разных «но» и «если». И этот процесс может, по всей вероятности, снизить то шоковое ощущение, которое наступило у многих от победы Трампа.

Несомненно, отношения Москвы и Вашингтона — одна из жизненно важных проблем для американской внешней политики, и постоянное напряженное противостояние Обамы с Москвой служит своего рода предостережением Трампу. На вопрос, действительно ли избрание Трампа может открыть новую страницу в истории российско-американских отношений, в беседе с информагентством Khabar-online отвечал Хасан Бехештипур, эксперт по проблемам России, Центральной Азии и Кавказа. Вопросы, заданные агентством, как и ответы эксперта, вы можете прочитать ниже:

Khabar-online: Тема, которую много обсуждают мировые СМИ, — приоритет российского направления в будущей политике Дональда Трампа, избранного президентом США. Он уже сказал, что после инаугурации намерен посетить Россию. Как, по вашему мнению, будут теперь выглядеть отношения двух стран в целом?

Хасан Бехештипур (Hasan Beheshtipour): Для того чтобы судить о дальнейшей эволюции российско-американских отношений в ближайшие 4 года, пока пост президента США будет занимать Трамп, нам следует задержать наше внимание на двух основополагающих моментах.

Первое — то, что внешняя политика и России и США основывается на некоторых принципах. И когда мы говорим об этих принципах, нам совершенно не важно, кто именно в каждой из этих стран занимает пост президента. Разумеется, нельзя не признать того, что главы стран могут подвергать эти принципы некоторым изменениям, где-то в пределах 20-30 %. Но и они, какой бы мощью, силой или харизмой они ни обладали, не в силах изменить того, что уже сложилось в отношениях Москвы и Вашингтона за прошедшие 7 десятилетий, и не в силах устранить господствовавшие в них тенденции.

Второе — то, что господствующая в США политическая система имеет сложившиеся постоянные формы. Совершенно верно, что, согласно конституции этой страны, президент считается главой государства и вследствие этого обладает довольно большими полномочиями. Но при этом не следует забывать о том, что когда сам президент становится частью системы и начинает получать информацию «изнутри» от этой системы относительно внутреннего положения и внутренней безопасности страны, положения в сфере обороны и внешней политики, он начинает и свою политику выстраивать соответствующим образом.

Кандидаты в президенты США порой не представляют себе этой проблемы и во время предвыборной агитации занимают какую-то особую, «оригинальную» позицию. Но когда они оказываются внутри системы и как бы попадают внутрь информационных потоков, господствующих внутри разных ведомств, начиная от Пентагона и разведывательных структур, они и вести себя начинают гораздо более «разумно» и «зрело». Суть в том, что принимаемые ими решения тоже оказываются как бы «внутри системы». Конечно, это не означает, что все американские лидеры становились похожи один на другого и теряли все различия между собой. Как разные личности с разными особенностями, они могут применять несколько разную тактику и несколько по-разному себя вести.

Обращая внимание на эти два обстоятельства, можно понять, что Россия в течение десятилетий после окончания Второй мировой войны и даже после распада СССР проводила в отношении США в целом довольно последовательную политику, и впоследствии эта политика не претерпела каких-то принципиальных изменений. Приняв во внимание то, что президент США становится частью системы, созданной различными структурами, а также сопоставив два вышеупомянутых обстоятельства, мы сможем довольно верно предсказать, как будут в дальнейшем эволюционировать российско-американские отношения. То есть необходимо обратить внимание на то, где именно стороны имели конкуренцию и противоречия за прошедшие 70 лет, чтобы предполагать, могут ли отношения между ними в дальнейшем улучшиться либо ухудшиться.

Сейчас остается два месяца до того момента, как Трамп окончательно получит бразды правления в свои руки, и на основе того, что мы можем наблюдать, Трамп настаивает на улучшении российско-американских отношений. В его представлении конфронтация с Россией уже обошлась Америке слишком дорого, а кроме того, она совершенно не идет на пользу его стране.

Доказательства, которые приводит Трамп, рассуждая о «цене, которой Америке пришлось заплатить», сосредоточены вокруг сирийской проблемы, проблемы очень острой и жизненно важной. Трамп утверждает, что путем сотрудничества с Россией можно приобрести гораздо более эффективные рычаги для противостояния ИГ и экстремистским организациям, таким как «Аль-Каида» или «Джебхат-ан-Нусра» (террористические организации, запрещены в России — прим. пер.). Не ясно, осведомлен ли Трамп о том, что силы безопасности и спецслужбы США много лет имели сотрудничество и с ИГ, и с экстремистскими организациями, оперирующими в Сирии, а также думал ли он о том, какова при этом будет судьба сотрудничества с Россией. А также задумывался ли он о том, каким образом Америка вдруг придаст этому сотрудничеству новое направление… Чтобы одновременно отстаивать в Сирии американские интересы и в то же время не столкнуться с Россией…

Другая важная проблема — Украина, проблема, которая также составляла заметную и очень деликатную часть российско-американских отношений в последние годы. Эта проблема чрезвычайно важна и для стран ЕС. Трамп до сих пор не высказал своего однозначного мнения и по будущему Крыма, не предложил пока ничего, что бы объяснило, как Америка сможет прийти к какому-то общему с Россией решению проблемы Украины и Крыма.

Позиция США в отношении Украины и Крыма близка к позициям, занимаемым ЕС и НАТО. Традиционно США рассматривали Украину как некий буфер, форпост силы и влияния Запада против России. Если радикальные изменения затронут Украину, изменения последуют и во всей Восточной Европе. Так что в отношениях России и США будут возникать гигантские проблемы, которые предстоит решать Трампу.

Однако Трамп уже объявил, что первым его зарубежным визитом будет визит в Россию, и лично для меня как аналитика, уже много лет занимающегося проблемами российско-американских отношений, представляется в высшей степени удивительным!

Ведь традиционно американские лидеры всегда совершали свои первые визиты в страны-союзники, такие как Великобритания или же страны европейского континента. Или совершали поездки в союзные страны американского континента, такие как Канада. А то, что Трамп выбрал Россию страной для своего первого зарубежного визита, можно квалифицировать как настоящий перелом (если, конечно, визит на самом деле состоится). Это показывает, насколько Россия важна для его будущей политики.

Трамп уже определил кандидата на должность советника по нацбезопасности, и если и нельзя назвать его русофилом, то нельзя сказать и противоположного! Нужно также обратить внимание на тех, кто займет в администрации Трампа такие ключевые посты, как госсекретарь, глава оборонного ведомства, глава АНБ. Когда будут определены кандидаты на эти должности, можно будет более точно судить о том, какое направление примет развитие российско-американских отношений.

— А может ли вероятное сближение Трампа с Россией оказать влияние и на состояние ирано-американских отношений?

— Конечно, сближение каких-либо двух стран всегда предполагает общие позиции и совместные шаги. Вспомним, сколько яиц принес в американскую корзину Ельцин, бывший президент России, и в итоге имел очень близкие и тесные отношения именно с Америкой. По сути, в отношениях стран в то время присутствовала доминанта лишь одной стороны. Именно Америка тогда имела колоссальное влияние на политику России. Она осуществляла свое влияние посредством Козырева, человека из кабинета Ельцина и тогдашнего главы российского МИДа. С 2000 года, когда во главе России встал Владимир Путин, последний пытался внести равновесие в отношения сторон. В период с 2008 по 2012 год, когда президентом России стал Медведев, для российско-американских отношений снова начался новый этап. Тогда Россия оказалась в плену «хитростей американской политики». В том смысле, что Россия надеялась, что американцы приостановят развитие своей программы ПРО, как они и обещали, но этого не произошло. Было решено, что Америка сделает Россию своим равноправным партнером через отношения Россия — НАТО, и между Россией и НАТО действительно начнется сотрудничество, но и этого также не произошло. А последний период президентства Медведева и начало нового периода президентства Путина показали, что пропасть между Америкой и Россией снова ширится. В итоге русские поняли, что они становятся орудием и заложником американской политики.

Ну а после избрания на пост президента Трампа, наоборот, в противоположность предшествующим периодам, уже Америка и Трамп проявят инициативу по сближению с Россией. И это поистине поле для новых исследований и наблюдений: это лишь тактика для нового обмана, или Трамп и его команда действительно хотят установления новых отношений с Россией.

— Можно ли в этой связи сказать, что сближение между странами окажется и в пользу Ирана?

— Если Америка и Россия действительно смогут на новой основе начать сотрудничать по сирийскому кризису, это однозначно будет на пользу Ирану. Потому как в этом случае именно Америке предстоит сблизить свои позиции с российскими. Если прежде Россия сама сближалась с Америкой, то это шло во вред Ирану. Само за себя говорит то обстоятельство, что здесь Америка проявляет заинтересованность в сотрудничестве с Россией по Сирии и по борьбе против ИГ. И в такой конъюнктуре ИГ становится врагом, общим для России, США и Ирана. Если дело действительно дойдет до того, что вместо противостояния режиму Асада США будут противостоять вооруженным экстремистам, это только пойдет всем на пользу.

Но если Трамп, предположим, прислушается к призывам и рекомендациям своих сил безопасности и оборонного ведомства и снова пойдет в отношении Сирии на попятную, то говорить о том, что предположительное сближение России и США едва ли будет в пользу Ирана. Ведь отношения Америки и России влияют на весь спектр международных отношений. А отношения России с Ираном оказывают заметное влияние лишь на обстановку в регионе. Иран должен обратить внимание на то, что Россия, сближаясь с Америкой, будет игнорировать те интересы, общие для нее и Ирана. Конечно, Путин за последние четыре года продемонстрировал, что подобного поворота в его политике не произойдет. Он останется президентом России до 2018 года и затем может снова стать президентом России, но уже на 6-летний срок. Таким образом, на Путина и его политику мы можем рассчитывать. Но в любом случае для обеспечения собственных интересов Иран должен иметь с Россией независимые отношения, точно также как он выстраивает их с Китаем, Индией, Бразилией, ЕС, Японией, Южной Кореей и с любой другой страной, влиятельной в мировой политике. Нужно будет следить за преобладанием положительных или отрицательных компонентов в отношениях России и США, за их соотношением, чтобы оценить, пользу или вред они могут принести Ирану в период президентского срока Дональда Трампа.

— А как повлияет возможное российско-американское сотрудничество на судьбу ядерного соглашения с Ираном?

— Судьба ядерной сделки и будущее сотрудничества с Ираном также будет включать в себя те же компоненты, которые присутствуют и определяют характер российско-американских отношений. Эти компоненты имеют довольно широкие измерения. Как с политической, военной, экономической точек зрения или же с точки зрения региональной безопасности, российско-американские отношения имеют многослойный характер, и невозможно однозначно сказать, пойдет ли сближение России и Америки на пользу или во вред Ирану. Для оценки этого нужно внимательно изучать все эти компоненты. Но в целом все же можно заключить, что если это будет именно «приближение Америки к России» в период Трампа, то оно может пойти на пользу Ирану. Поскольку Россия в этом случае не отвернется от Ирана. Главным образом, интересы США, России и стран Шестерки — в том, чтобы в рамках ядерного соглашения сотрудничать с Ираном. И они не смогут так легко пренебречь этим соглашением, во имя которого они столько лет вели долгие и трудные переговоры.

— Каков Ваш прогноз на будущее в целом?

— Если мы хотим спрогнозировать будущее отношений Москвы и Вашингтона, в первую очередь необходимо все же обратить внимание на те компоненты, которые десятилетиями господствовали в их отношениях. Будущее ядерного оружия, вопрос с ПРО, глобальная безопасность, вопрос с Крымом и будущее Украины в Европе и Восточной Европе, проблемы с урегулированием в Сирии, ситуация в Ираке, Йемене и ближневосточная проблема в целом и другие вопросы — из тех факторов, которые нужно учитывать прежде всего.

Для того чтобы сделать прогноз более точным, необходимо дождаться, когда назначения на ключевые посты в кабинете Трампа будут определены. Определенно будут влиять на эти отношения и факторы личностные — тех людей, которые будут в команде Трампа. И нужно указать еще на один важный момент: устойчивость политики Путина в отношении Америки в последние годы оказалась успешной и принесла свои плоды, раз в итоге за океаном появились люди, которые стали выступать за пересмотр всей прежней политики. Американцы и ранее уже демонстрировали, что они могут до известной степени проявлять гибкость, и они довольно легко совершали повороты на 180 градусов в своей тактике и совершали шаги, идущие вразрез с их прежней политикой в Афганистане, Ираке, Сирии. По этой же причине вполне можно ожидать, что они смогут по-новому выстраивать и отношения с Россией.

Источник: http://www.iran.ru/news/interview/103569/Budet_li_vygodno_Iranu_ozhidaemoe_sblizhenie_Trampa_s_Rossiey

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 327
  • 0
  • 327
  • 0
  • 405
Новости
Парламентская делегация Туркменистана приняла участие в Невском экологическом конгрессе

Делегация Меджлиса (парламента) Туркменистана приняла участие в III Невском экологическом конгрессе, который состоялся в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Форум, прошедший под девизом «Экологическое просвещение – чистая страна», был организован Межпарламентской ассамблеей государств – участников СНГ, Советом Федерации Федерального Собрания России и Министерством природных ресурсов и экологии РФ.

  • 0
  • 334
В разделе "Новости"
  • 0
  • 347
  • 0
  • 524
  • 0
  • 507
Энергетика и инфраструктура
Казахстан и Россия примут участие в глобальном проекте «Шелковый путь»

На саммите в Пекине «Один пояс – один путь», посвященном проекту создания транспортного коридора «Шелковый путь XXI века» (далее – «Шелковый путь»), президент России Владимир Путин пообещал самое активное участие России в данном проекте. Напомним, что этот проект, инициированный Китаем, создается в целях экономического развития и торговли между Европой и Азией. О своем участии в проекте, кроме Китая и России, ранее заявили Индия, Иран, Казахстан, Монголия, Пакистан, Мьянма, а также возможно участие Польши и Нидерландов. Проект предполагает создание нескольких транспортных коридоров, которыми товары и сырье, произведенные азиатскими странами-участниками проекта, будут доставляться как в Европу, так и в другие страны Азии и Ближнего Востока. В частности, один из важных сухопутных транспортных коридоров планируется проложить из КНР в восточную Европу через территории Монголии, Казахстана и России, также запланирован сухопутно-морской коридор из КНР в Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, а также через часть территории северной Африки и Средиземное море.

  • 0
  • 532
Интеграционные процессы
Россия, Иран

Экономика Ирана демонстрирует признаки выздоровления перед важными для страны выборами. Действующему правительству во главе президента Хасана Роухани (в Иране посты премьер-министра и президента совмещены) в течение года после снятия «калечащих санкций» Запада удалось улучшить практически все макропоказатели иранской экономики.

  • 0
  • 1004
Геополитика и безопасность
Россия, Казахстан

По мнению казахстанских экспертов, между Москвой и Астаной наблюдается «коммуникационный разрыв» — казахстанские СМИ в России анализируют редко, а громкие события часто воспринимаются вырванными из контекста.

  • 0
  • 357
Новости института
  • 0
  • 8974
  • 1
  • 5542
  • 0
  • 5534
Точка зрения
Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

  • 0
  • 968
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 2019
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика