Геополитика и безопасность

Ашхабад может изменить внешнюю политику

29.08.2016

Ашхабад может изменить внешнюю политику

Как сообщает немецкая пресса, 29 августа в Берлине состоятся переговоры между канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухамедовым. Deutsche Welle, комментируя это событие, отмечает, что «в целом о визите туркменского лидера, а также о том, какие причины побудили Меркель провести встречу с лидером Туркмении, в немецкой прессе сообщается мало, а в туркменской — еще меньше». Лишь в заявлении международной правозащитной организации Human Rights Watch (HRW), которая требует от Меркель призвать Бердымухамедова «положить конец практике насильственных исчезновений и решить другие серьезные проблемы по соблюдению прав человека в Туркмении», отмечается, что визит президента в Берлин «посвящен экономике и двустороннему сотрудничеству».

Напомним, что весной нынешнего года министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер после визита в Москву совершил турне по странам Средней Азии. Берлин в то время, выступая в роли председателя в ОБСЕ, заявлял о возможности возрождения проекта «Центральноазиатской стратегии» Европейского Союза образца 2006−2007 годов. Штайнмайер посетил Узбекистан, Киргизию и Таджикистан, но почему-то объехал Казахстан и Туркмению. Некоторые немецкие эксперты объясняли это тем, что турне главы МИДа Германии было в большей степени посвящено проблемам региональной безопасности и совпало с началом «апрельской войны» между Азербайджаном и Нагорным Карабахом. Кстати, тогда немецкие СМИ, правда, со ссылкой на азербайджанские источники, тиражировали заявление, якобы сделанное туркменским президентом Бердымухамедовым, будто бы «Ашхабад готов прислать своих военных или добровольцев на помощь Азербайджану».

В действительности Ашхабад старался остаться в стороне от конфликта, ссылаясь на свой нейтральный статус. Интересно и другое. Казахстан, который вместе с Туркменией проигнорировал Штайнмайер, во время «апрельской войны», по оценкам немецкой прессы, «выступал с призывом мирного решения проблемы», но «без ссылок на принципы мирного урегулирования, которыми изобиловало, к примеру, заявление МИДа Беларуси». Это первое. И второе. Астана, по тем же оценкам, выступала за то, чтобы «Турция играла активную роль в карабахском конфликте и обрела больший вес в работе Минской группы ОБСЕ, что способствовало бы большему доверию к этой площадке со стороны Баку». Теперь же накануне начала переговоров между Меркель и Бердымухамедовым, немецкие эксперты предполагают, что туркменский президент будет пытаться помирить канцлера с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, как это делали «президенты Казахстана и Азербайджана в отношении лидеров России и Турции».

От встречи в Берлине также ждут активизации политики Германии в Средней Азии с помощью энергетических проектов. В этой связи в интервью Deutsche Welle немецкий эксперт по Центральной Азии Михаэль Лаубш сделал интригующий прогноз. По его словам, туркменский лидер в Берлине будет пытаться получить поддержку с учетом того, что правительство Германии не отказывается от главного принципа своей среднеазиатской политики — «позитивного влияния через сближение». Ясно и то, что при наличии политической воли в ЕС возможны немалые инвестиции европейских компаний в нефтегазовую отрасль Туркменистана и поставки туркменского газа в Европу в принципе возможны. Но, замечает Лаубш, «вряд ли правительство Германии сегодня готово сделать ставку на реанимацию проекта по поставкам туркменского газа в Европу в обход России». С одной стороны, Берлин «заинтересован в расширении возможностей импорта газа в Европу, однако в Германии понимают, что на сегодняшний день «туркменский вариант» возможен только за счет усиления зависимости ЕС от Турции, чего германское руководство позволить себе сейчас не может».

Есть три так называемых «туркменских варианта» транзита газа. 1. Транзит через Россию и Казахстан. 2. Транзит через Иран с выходом на Турцию. 3. Реанимация проекта «Набукко» через прокладку трубопровода по дну Каспия через Азербайджан, Грузию и вновь с выходом на Турцию. Лаубш видит наиболее реальным вариант поставок туркменского газа по сетям «Газпрома» — «Северный поток-1» и «Северный поток-2». Потенциально Брюсселю, Москве и Ашхабаду не представляет сложности договориться о взаимоприемлемых условиях поставок газа в Европу, даже в условиях декларируемого стремления ЕС к снижению зависимости от России в плане поставок газа, поскольку реализация других вариантов сопряжена с осложняющейся геополитической ситуацией на Ближнем Востоке. Бердымухамедов в Берлине хочет провести политико-дипломатический зондаж перед принятием важного решения, а канцлер Германии Меркель будет пытаться, по выражению некоторых изданий, «держать там руку на пульсе и через Туркмению, где российское влияние менее чувствуется, нежели, например, в Киргизии или Казахстане, и осторожно двигаться в этом направлении». Что получится в реальности, скоро станет известно.

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2172279.html

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 389
  • 0
  • 376
  • 0
  • 449
Новости
Парламентская делегация Туркменистана приняла участие в Невском экологическом конгрессе

Делегация Меджлиса (парламента) Туркменистана приняла участие в III Невском экологическом конгрессе, который состоялся в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Форум, прошедший под девизом «Экологическое просвещение – чистая страна», был организован Межпарламентской ассамблеей государств – участников СНГ, Советом Федерации Федерального Собрания России и Министерством природных ресурсов и экологии РФ.

  • 0
  • 393
В разделе "Новости"
  • 0
  • 398
  • 0
  • 575
  • 0
  • 551
Энергетика и инфраструктура
Казахстан и Россия примут участие в глобальном проекте «Шелковый путь»

На саммите в Пекине «Один пояс – один путь», посвященном проекту создания транспортного коридора «Шелковый путь XXI века» (далее – «Шелковый путь»), президент России Владимир Путин пообещал самое активное участие России в данном проекте. Напомним, что этот проект, инициированный Китаем, создается в целях экономического развития и торговли между Европой и Азией. О своем участии в проекте, кроме Китая и России, ранее заявили Индия, Иран, Казахстан, Монголия, Пакистан, Мьянма, а также возможно участие Польши и Нидерландов. Проект предполагает создание нескольких транспортных коридоров, которыми товары и сырье, произведенные азиатскими странами-участниками проекта, будут доставляться как в Европу, так и в другие страны Азии и Ближнего Востока. В частности, один из важных сухопутных транспортных коридоров планируется проложить из КНР в восточную Европу через территории Монголии, Казахстана и России, также запланирован сухопутно-морской коридор из КНР в Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, а также через часть территории северной Африки и Средиземное море.

  • 0
  • 591
Интеграционные процессы
Россия, Иран

Экономика Ирана демонстрирует признаки выздоровления перед важными для страны выборами. Действующему правительству во главе президента Хасана Роухани (в Иране посты премьер-министра и президента совмещены) в течение года после снятия «калечащих санкций» Запада удалось улучшить практически все макропоказатели иранской экономики.

  • 0
  • 1055
Геополитика и безопасность
Россия, Казахстан

По мнению казахстанских экспертов, между Москвой и Астаной наблюдается «коммуникационный разрыв» — казахстанские СМИ в России анализируют редко, а громкие события часто воспринимаются вырванными из контекста.

  • 0
  • 421
Новости института
  • 0
  • 9078
  • 1
  • 5604
  • 0
  • 5605
Точка зрения
Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

  • 0
  • 1024
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 2079
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика