Геополитика и безопасность

Зачем Шойгу летал в Баку

16.08.2016

Сергей Шойгу

Министр обороны России Сергей Шойгу находится с рабочим визитом в Азербайджане. В этой связи вырисовываются некоторые сюжеты, которые нуждаются в осмыслении. Во-первых, накануне в Москве также с рабочим визитом побывал министр обороны Азербайджана Закир Гасанов. На встрече с ним Шойгу заявил, что «высоко оценивает сотрудничество двух стран во всех областях, в частности в военной сфере». Такое заявление прозвучало естественно, поскольку Россия действительно осуществляет поставки различных систем вооружений в Азербайджан. Но когда Гасанов пригласил Шойгу посетить Азербайджан, никто не предполагал, что ответный визит состоится чуть ли не на следующий день, что вводит в ситуацию интригу: появились темы или проблемы в отношениях между Россией и Азербайджаном, которые требуют оперативных решений.

Во-вторых, президент Азербайджана Ильхам Алиев, принимая Шойгу, внес общую, но не конкретную ясность. «Ваш визит проходит почти сразу после визита президента Российской Федерации в нашу страну, — говорил Алиев. — У нас широкий спектр двусторонних отношений, которые охватывают практически все стороны жизни. И во время визита президента России было отмечено, что высокий уровень отношений между нашими странами позволяет решать очень много вопросов в двусторонней повестке дня, а также вопросов, связанных с региональной безопасностью». По его словам, в ходе встреч с президентом России Владимиром Путиным «были рассмотрены вопросы, связанные с сотрудничеством в военной и военно-технической сфере», где «на протяжении многих лет мы активно сотрудничаем и наращиваем потенциал сотрудничества».

На основе этого можно сделать следующие выводы: договоренность о визите Шойгу в Баку была достигнута в ходе недавних двухсторонних переговоров президентом России и Азербайджана в Баку в формате саммита Азербайджан — Россия — Иран, и Алиев вывел на первые позиции предмет переговоров относительно региональной безопасности.

Первое, что сразу напрашивается, это, конечно, перспективы урегулирования нагорно-карабахского конфликта, который стал активно кровоточить начиная с апреля месяца и который удалось относительно приглушить благодаря усилиям президента России Путина и работы военных и внешнеполитических ведомств России, Азербайджана и Армении. В этой связи обращает на себя внимание заявление официального представителя Минобороны России генерал-майора Игоря Конашенкова о том, что в ходе переговоров в Баку Шойгу со своими азербайджанскими партнерами «проведет обмен мнениями по проблематике Нагорного Карабаха». Заметим, что некоторые агентства цитируют это заявление Конашенкова в формуле «обсуждение проблематики Нагорного Карабаха», что не одно и то же в политико-смысловом значении. Потому, что Москва, как и другие страны — сопредседательницы Минской группы ОБСЕ, связывает урегулирование этого конфликта только с политико-дипломатическими усилиями, но никак не с силовыми факторами. Поэтому термин региональная безопасность, используемый президентом Алиевым, имеет более широкое значение, выходящее за рамки проблем нагорно-карабахского урегулирования.

Кто сегодня угрожает Азербайджану, если вывести за скобки его сложные отношения с Арменией, являющейся военно-политическим союзником России по ОДКБ? Одно время, как писало американское издание The National Interest, в качестве главного «врага» Азербайджана выставляли Иран, который считал своего северного соседа «главным региональным союзником США и Израиля и грозился вернуть потерянные в Закавказье 17 городов во время правления династии Каджаров в ходе русско-иранских войн начала 19 — го века». Тем более что, согласно тому же изданию, «американские и израильские политологи обсуждали возможность использования азербайджанской территории в качестве района сосредоточения войск или пункта дозаправки авиации на тот случай, если дело дойдет до войны с Ираном».

В свою очередь Азербайджан нашел «стратегического союзника» в лице Турции, с которым стал развивать стратегическое партнерство. Ситуация принципиально изменилась, когда Иран после подписания венских соглашений по ядерной программе стал выводиться из режима санкций и укреплять свои геополитические позиции на Ближнем Востоке. В то же время Турция, совершая серьезные внешнеполитические ошибки, ввязавшись в так называемую «арабскую весну», а затем в сирийский кризис, через неудачную попытку переворота 15 июля обозначила тренд к заметному ослаблению своего влияния в регионе прежде всего в направлении былого геополитического противостояния с Ираном.

Анкара принялась искать новых союзников, а когда президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил о стремлении создать альянс Анкара — Тегеран — Москва, стало очевидно, что ситуация на Большом Ближнем Востоке претерпевает изменения принципиального значения. Поэтому инициатива Алиева по проведению трехстороннего саммита Азербайджан — Россия — Иран оказалась своевременной, поскольку она фиксирует новый статус-кво: Баку начинает подтягивать к себе Москву. Одновременно начался процесс нормализации отношений между Турцией и Россией, причем и Москва объективно выступает в роли партнеров двух тюркских государств при расширении своего сотрудничества с Ираном. Не случайно Турция стала выставлять проекты альянса Анкара — Москва — Баку или Анкара — Тегеран — Баку — Москва, в которых Москве отводится доминирующая роль.

В таких комбинациях существуют свои плюсы и минусы. Плюсы — в открывающихся возможностях для реализации широких геоэкономических проектов, когда их участники теряют интерес к силовому варианту решения региональных проблем. Не случайно сейчас эксперты рассуждают и о возможностях интеграции в эти проекты и Армении. Минус в том, что на данном этапе предполагаемые альянсы носят больше тактический характер и, как предупреждают эксперты американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, могут разваливаться под давлением Запада, если он активизируется как на закавказском, так и на ближневосточном направлениях, обозначая новые точки противостояния с Россией.

Потенциально существует опасность и того, что противостояние будет экспортироваться и в работу Минской группы ОБСЕ по нагорно-карабахскому урегулированию через разыгрывание армянской «карты» и политическую эксплуатацию фактора поставок Россией Азербайджану систем вооружений, в появлении каких-то «новых» подходов к нагорно-карабахскому урегулированию, что практически уже и происходит, когда в Ереване стали проявляться определенные недовольства, связанные с политикой Москвы. Тем не менее, согласно некоторым дипломатическим источникам, сейчас прорабатывается вопрос личной встречи президентов Азербайджана и Армении Алиева и Сержа Саргсяна в том же формате, когда главы двух стран встретились в Санкт-Петербурге при посредничестве президента России Владимира Путина. Сам по себе этот факт примечателен, свидетельствует о появлении новых оценок в геополитической ситуации.

Москва не дезавуировала призыв к конфликтующим сторонам действовать во имя будущих поколений и чтобы «не было ни победителей и ни побежденных», хотя до реального достижения такого тезиса еще очень далеко. Но, как ни крути, нынешнее сближение России с Азербайджаном, что еще раз обозначил визит Шойгу в Баку, при сохранении союзнических отношений между Россией и Арменией, открывает на этом направлении новые «коридоры возможностей». В то же время, по словам Путина, «Армения — член ОДКБ, Армения — наш союзник», перед которым «есть определённые взаимные обязательства, и Россия всегда своих обязательств придерживается, всегда свои обязательства исполняет». И еще Путин добавил: «Но я бы не стал обращать сейчас внимание на военную сторону дела. Если мы хотим решить проблему, то решать ее нужно мирными средствами».

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2166976.html

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 22
  • 0
  • 35
  • 0
  • 34
Новости
Николай Патрушев

Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев вечером в понедельник обсудил по телефону с иранским коллегой Али Шамхани развитие ситуации в Сирии и сотрудничество двух стран в вопросах борьбы с терроризмом, сообщает во вторник агентство IRNA.

  • 0
  • 26
В разделе "Новости"
  • 0
  • 35
  • 0
  • 69
  • 0
  • 167
Энергетика и инфраструктура
Газовый шантаж Ашхабада не срабатывает: Туркмения теряет Иран?

Туркмения ограничила поставки газа в Иран с 1 января и в Ашхабаде заявили, что Тегеран не расплачивается по долгам. Шантаж, однако, пока не срабатывает. Тегеран не собирается срочно выплачивать спорный долг. Национальная иранская газовая компания (NIGC) заявила, что именно «Туркменгаз» нарушает контракт, и у иранской стороны есть веские причины подать в международный арбитраж.

  • 0
  • 71
Интеграционные процессы
Азербайджан и Запад продлили «контракт века»: что получат азербайджанцы?

В конце прошлой недели в Баку Госнефтекомпания (SOCAR) и Азербайджанская международная операционная компания (АМОК), оператором которой является британская BP («Бритиш петролеум»), подписали соглашение о принципах дальнейшей разработки нефтяных месторождений «Азери-Чыраг-Гюнешли».

  • 0
  • 148
Геополитика и безопасность
Гурбангулы Бердымухамедов

13 января в Ашхабаде состоялось расширенное заседание Кабинета Министров Туркменистана, на котором Президент Гурбангулы Бердымухамедов выступил с программной речью, охарактеризовав итоги 2016 года и обозначив приоритетные задачи, стоящие перед страной в 2017 году.

  • 0
  • 39
Новости института
  • 0
  • 7061
  • 1
  • 4312
  • 0
  • 4299
Точка зрения
Камилла Гусейнова

Около 20 лет народная артистка Азербайджана Камилла Гусейнова была примой Государственного академического театра оперы и балета. Сегодня она не только художественный руководитель балетной труппы родного коллектива, но и преподаватель Бакинской хореографической академии. Недавно, Камилла Гусейнова была приглашена для участия в работе секции "Балет и танец" V Международного культурного форума, который прошел в Санкт-Петербурге (Россия). Мероприятие было посвящено 25-летию Содружества Независимых Государств. Камилла Гусейнова выступила в ходе "круглого" стола форума на тему, посвященную развитию и успехам балетного искусства за годы независимости Азербайджана.

  • 0
  • 35
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 889
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика