Геополитика и безопасность

Станет ли Каспий оазисом мира и добрососедства?

04.05.2016

Каспий

Значительно возросшее стратегическое значение Каспийского моря настоятельно требует от руководителей пяти прибрежных стран – России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана неотложного согласования и юридического оформления правового статуса этого уникального во всех отношениях водоема и обеспечения в этом регионе коллективных мер безопасности. Ведь Каспий располагается на стыке таких мировых центров, как Центральная Азии, Южный Кавказ и Средний Восток, за политическое влияние в которых и за доступ к их богатейшим минеральным ресурсам в последние годы основательно включились внешние силы, прежде всего США и их партнеры в ЕС. Надо ли говорить о том, что преследуемые ими эгоистические цели совершенно не сопрягаются с решением задач по сохранению здесь стабильности и формированию климата доверия в отношениях между расположенными в регионе государствами?

Эксперты обращают при этом внимание на природную уникальность Каспийского моря, что всегда способствовало и подогреванию политического интереса к этому региону. «Всевышний» наградил этот водоем многообразием растений - свыше 500, более 850 видами рыб, из которых около 30 имеют промысловое значение. Например, здесь находится около 90 процентов мировых запасов осетровых. Не обделен регион и запасами углеводородных ресурсов, объем которых оценивается в пределах 18 млрд. тонн условного топлива, из которых доказанные запасы составляют не менее 4 млрд. тонн. Это второе место в мире по объёму запасов нефти и газа после Персидского залива.

Казалось бы, плавное и неспешное течение переговоров между заинтересованными сторонами о статусе Каспийского моря оказалось теперь в центре внимания евразийского сообщества, если принимать во внимание фактор ДАИШ на Ближнем Востоке и вовлеченность в борьбу с этим злом крупных мировых сил – России, США и американских партнеров по НАТО. Военные аналитики констатируют, что Каспийское море попало в фокус «горячего интереса» не только пяти прибрежных стран и заинтересованных в нефте- и газодобыче кругов, но и политических и военных участников конфликта в Сирии. По их мнению, можно говорить о серьезных изменениях в расстановке сил на Каспии, особенно в контексте участия России в сирийском конфликте и использовании кораблей ее Каспийской флотилии для нанесения точечных ударов крылатыми ракетами «Калибр» по военной инфраструкте ДАИШ.

Разумеется, за океаном это расценили в первую очередь как угрозу своим «жизненно важным» интересам в регионе, как опасную для Вашингтона возможность консолидации прикаспийских государств вокруг России, способной и готовой быть не только гарантом «правового дележа» Каспия, но и региональной безопасности. Ведь атлантисты давно держат в поле зрения геостратегическое положение Каспийского моря и его природные ресурсы. Еще в 1997 году этот регион объявлен зоной американских «национальных интересов», что вписывается в энергетическую стратегию США, которая предусматривает установление контроля над основными районами нефтедобычи, официально именуемого «контролем над глобальным энергетическим равновесием» Известно также, что Евросоюз активно ищет новые источники поставки энергоресурсов.

В числе главных претендентов на замещение российских поставок в Европе называются богатые углеводородами страны Каспия. Один из таких целевых проектов – Транскаспийский газопровод, по которому атлантисты планируют направлять туркменский и азербайджанский газ в Европу, не скрывая при этом намерений при достижении договорённостей по этому проекту отказаться «по политическим соображениям» от совместного с Москвой - «Южного потока». И все потому, что США, как постоянно твердит известный американский деятель Дик Чейни, «имеют колоссальные интересы в Каспийском бассейне, в странах Центральной Азии и Южного Кавказа, которые его окружают. Это − зона жизненно важных политических, экономических и социальных интересов и задач Соединенных Штатов».

Ничем оригинальным стратегия и тактика американцев на Каспии, однако, не блещет, заключается в пресловутой формуле – «разделяй и властвуй». Собственно, это не скрывают, к примеру, приближенные к Белому дому аналитики из газеты «Вашингтон пост», призывающие власти «закрыть глаза» на многочисленные нарушения прав и свобод человека в той же Туркмении или Азербайджане, а сосредоточить усилия на раздувании русофобских, антироссийских настроений в среде политической элиты этих республик. В этом же контексте за океаном воспринимают и обострившийся «замороженный» конфликт в Нагорном Карабахе, пытаясь интерпретировать его как результат «стратегического и корыстного» влияния «руки Москвы», намеренной взять под полный контроль ситуацию в регионе.

С какой, спрашивается, целью все это делается? Понятное дело, чтобы не допустить участия прикаспийских столиц - Баку и Ашхабада в совместных с Россией и Казахстаном международных проектах – ОДКБ или ЕАЭС, обеспечить необходимые условия для выгодной атлантистам «энергетической диверсификации» Каспия, минимизировать зависимость Европы от российского газа, хотя это чревато для континента разорительными финансовыми затратами и усилением политической зависимости от янки.

Эксперты подмечают, что США и их некоторые европартнеры свои геостратегические и экономические интересы в регионе намереваются подкреплять активным военным присутствием. Напоминают, что ещё в 2003 году была принята разработанная Европейским командованием вооружённых сил США программа создании специальной структуры – «Каспийской стражи», основу которой должны составлять американские мобильные силы и подразделения армий стран – участниц западных энергетических проектов. Эта программа предполагает формирование подразделений специального назначения и полицейских сил в прикаспийских странах для быстрого реагирования на возникающие чрезвычайные ситуации и осуществление пограничного контроля. На реализацию этой программы американцы выделили на текущий период до 130 млн. Эти меры мотивируются «необходимостью защиты» западной энергетической инфраструктуры, которая пока еще существует на бумаге или в головах оторванных от реалий заокеанских политических и бизнес-элит, но нахраписто провоцирующих процесс милитаризации Каспия.

Ведь помимо всего прочего авторы милитаристского проекта «Каспийский страж» не оставляют намерений принять активное участие в процессе «переоснащения и переобучения специальных, пограничных и береговых подразделений» некоторых стран региона, в первую очередь Азербайджана. На деле же – это всего лишь дымовая завеса, призванная скрыть истинные замыслы янки в регионе - обеспечить долгосрочное военное присутствие Пентагона на Каспийском море, а в будущем - и развертывание в регионе постоянных военных баз заокеанской державы.

Вот почему все политические и организационные мероприятия прикаспийских стран навести «правовой порядок» на Каспии заокеанские власти склонны воспринимать как угрозу их «национальным интересам», как стремление, в первую очередь Москвы и Тегерана, обеспечить здесь свое политическое и экономическое верховенство. Эксперты в этой связи напоминают о том, что в этом году в столице Казахстана – Астане запланирован V-й саммит глав прикаспийских государств, который никак не вписывается в заокеанские планы дестабилизации региона.

Эта встреча станет продолжением той работы, которая была лидерами Каспийских стран проделана в сентябре 2014 г. на IV-м саммите в Астрахани. По результатам прошлой встречи, как известно, было принято политическое заявление, которое стало, по сути, программой действий прикаспийских стран на промежуточный период. В этом документе из 19 пунктов было зафиксировано положение, что большая часть акватории Каспия остается в общем пользовании прикаспийских государств. В силу этого были исключены любые недоразумения или основания для напряжённости в межгосударственных отношениях, которые раньше могли появляться из-за разного толкования режима каспийских вод.

На период до принятия Конвенции о правовом статусе Каспия был определен порядок и форма деятельности участников саммита в этом регионе. В частности, было условлено, что эта «деятельность» осуществляется на основе принципов, базирующихся на том, что каждая из стран получает национальный суверенитет над прибрежным морским пространством в пределах 15 морских миль и исключительные права на добычу водных биологических ресурсов в пределах примыкающих к ней 10 морских миль, за которым следует общее водное пространство. То есть, речь идет об уважении сторонами советско-иранских Договоров от 1921 и 1940 гг.

Лидеры прикаспийских стран условились тогда об уважении суверенитета, территориальной целостности, независимости, неприменения силы или угрозы силой, невмешательства во внутренние дела друг друга. Остается актуальной задача - превращения Каспийского моря в зону мира, добрососедства, дружбы и сотрудничества, решения всех спорных вопросов в этом регионе только мирными средствами. Одним из главных условий достижения этих целей – «обеспечение стабильного баланса вооружений каждой из сторон на Каспийском море, осуществление военного строительства в пределах разумной достаточности с учётом интересов всех прикаспийских стран».

Были также согласованы и «принципы поведения» сторон на Каспии. В числе прочих – недопущение присутствия в акватории этого водоема иностранных вооруженных сил, а «местным судам» разрешалось плавание исключительно под национальными флагами. Эксперты обращают внимание на то, что пока данные принципы носят характер политических деклараций и станут юридически обязательными только после принятия и ратификации сторонами Конвенции о правовом статусе Каспия. Но даже в таком виде они ограничивают для «посторонних» в регионе держав какие-либо возможности для «стратегических и экономических маневров», которые могут представлять угрозу для национальных интересов прибрежных государств.

Тем не менее, одной из важных задач является создание механизмов совместного обеспечения региональной безопасности на Каспии. Предполагается, в частности, создание координационного штаба командующих флотов или представителей министерств обороны каспийской пятерки, либо ситуационного центра для обмена информацией и выработки общих подходов в борьбе с потенциальными рисками.

Так что, предстоящий саммит в Астане, подготовка которого заметно активизировалась по причине и ближневосточного кризиса, во многом станет определяющим, когда лидеры примут наконец-то исторический документ – Конвенцию о статусе Каспийского моря. Вот тогда и будет получен ответ на вопрос, станет ли Каспий на деле – оазисом мира и добрососедства?

Источник: http://www.avesta.tj/opinions/40315-stanet-li-kaspiy-oazisom-mira-i-dobrososedstva.html

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 28
  • 0
  • 35
  • 0
  • 34
Новости
Николай Патрушев

Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев вечером в понедельник обсудил по телефону с иранским коллегой Али Шамхани развитие ситуации в Сирии и сотрудничество двух стран в вопросах борьбы с терроризмом, сообщает во вторник агентство IRNA.

  • 0
  • 26
В разделе "Новости"
  • 0
  • 35
  • 0
  • 69
  • 0
  • 168
Энергетика и инфраструктура
Газовый шантаж Ашхабада не срабатывает: Туркмения теряет Иран?

Туркмения ограничила поставки газа в Иран с 1 января и в Ашхабаде заявили, что Тегеран не расплачивается по долгам. Шантаж, однако, пока не срабатывает. Тегеран не собирается срочно выплачивать спорный долг. Национальная иранская газовая компания (NIGC) заявила, что именно «Туркменгаз» нарушает контракт, и у иранской стороны есть веские причины подать в международный арбитраж.

  • 0
  • 71
Интеграционные процессы
Азербайджан и Запад продлили «контракт века»: что получат азербайджанцы?

В конце прошлой недели в Баку Госнефтекомпания (SOCAR) и Азербайджанская международная операционная компания (АМОК), оператором которой является британская BP («Бритиш петролеум»), подписали соглашение о принципах дальнейшей разработки нефтяных месторождений «Азери-Чыраг-Гюнешли».

  • 0
  • 149
Геополитика и безопасность
Гурбангулы Бердымухамедов

13 января в Ашхабаде состоялось расширенное заседание Кабинета Министров Туркменистана, на котором Президент Гурбангулы Бердымухамедов выступил с программной речью, охарактеризовав итоги 2016 года и обозначив приоритетные задачи, стоящие перед страной в 2017 году.

  • 0
  • 39
Новости института
  • 0
  • 7061
  • 1
  • 4313
  • 0
  • 4299
Точка зрения
Камилла Гусейнова

Около 20 лет народная артистка Азербайджана Камилла Гусейнова была примой Государственного академического театра оперы и балета. Сегодня она не только художественный руководитель балетной труппы родного коллектива, но и преподаватель Бакинской хореографической академии. Недавно, Камилла Гусейнова была приглашена для участия в работе секции "Балет и танец" V Международного культурного форума, который прошел в Санкт-Петербурге (Россия). Мероприятие было посвящено 25-летию Содружества Независимых Государств. Камилла Гусейнова выступила в ходе "круглого" стола форума на тему, посвященную развитию и успехам балетного искусства за годы независимости Азербайджана.

  • 0
  • 35
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 891
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика