Геополитика и безопасность

Станет ли Каспий оазисом мира и добрососедства?

04.05.2016

Каспий

Значительно возросшее стратегическое значение Каспийского моря настоятельно требует от руководителей пяти прибрежных стран – России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана неотложного согласования и юридического оформления правового статуса этого уникального во всех отношениях водоема и обеспечения в этом регионе коллективных мер безопасности. Ведь Каспий располагается на стыке таких мировых центров, как Центральная Азии, Южный Кавказ и Средний Восток, за политическое влияние в которых и за доступ к их богатейшим минеральным ресурсам в последние годы основательно включились внешние силы, прежде всего США и их партнеры в ЕС. Надо ли говорить о том, что преследуемые ими эгоистические цели совершенно не сопрягаются с решением задач по сохранению здесь стабильности и формированию климата доверия в отношениях между расположенными в регионе государствами?

Эксперты обращают при этом внимание на природную уникальность Каспийского моря, что всегда способствовало и подогреванию политического интереса к этому региону. «Всевышний» наградил этот водоем многообразием растений - свыше 500, более 850 видами рыб, из которых около 30 имеют промысловое значение. Например, здесь находится около 90 процентов мировых запасов осетровых. Не обделен регион и запасами углеводородных ресурсов, объем которых оценивается в пределах 18 млрд. тонн условного топлива, из которых доказанные запасы составляют не менее 4 млрд. тонн. Это второе место в мире по объёму запасов нефти и газа после Персидского залива.

Казалось бы, плавное и неспешное течение переговоров между заинтересованными сторонами о статусе Каспийского моря оказалось теперь в центре внимания евразийского сообщества, если принимать во внимание фактор ДАИШ на Ближнем Востоке и вовлеченность в борьбу с этим злом крупных мировых сил – России, США и американских партнеров по НАТО. Военные аналитики констатируют, что Каспийское море попало в фокус «горячего интереса» не только пяти прибрежных стран и заинтересованных в нефте- и газодобыче кругов, но и политических и военных участников конфликта в Сирии. По их мнению, можно говорить о серьезных изменениях в расстановке сил на Каспии, особенно в контексте участия России в сирийском конфликте и использовании кораблей ее Каспийской флотилии для нанесения точечных ударов крылатыми ракетами «Калибр» по военной инфраструкте ДАИШ.

Разумеется, за океаном это расценили в первую очередь как угрозу своим «жизненно важным» интересам в регионе, как опасную для Вашингтона возможность консолидации прикаспийских государств вокруг России, способной и готовой быть не только гарантом «правового дележа» Каспия, но и региональной безопасности. Ведь атлантисты давно держат в поле зрения геостратегическое положение Каспийского моря и его природные ресурсы. Еще в 1997 году этот регион объявлен зоной американских «национальных интересов», что вписывается в энергетическую стратегию США, которая предусматривает установление контроля над основными районами нефтедобычи, официально именуемого «контролем над глобальным энергетическим равновесием» Известно также, что Евросоюз активно ищет новые источники поставки энергоресурсов.

В числе главных претендентов на замещение российских поставок в Европе называются богатые углеводородами страны Каспия. Один из таких целевых проектов – Транскаспийский газопровод, по которому атлантисты планируют направлять туркменский и азербайджанский газ в Европу, не скрывая при этом намерений при достижении договорённостей по этому проекту отказаться «по политическим соображениям» от совместного с Москвой - «Южного потока». И все потому, что США, как постоянно твердит известный американский деятель Дик Чейни, «имеют колоссальные интересы в Каспийском бассейне, в странах Центральной Азии и Южного Кавказа, которые его окружают. Это − зона жизненно важных политических, экономических и социальных интересов и задач Соединенных Штатов».

Ничем оригинальным стратегия и тактика американцев на Каспии, однако, не блещет, заключается в пресловутой формуле – «разделяй и властвуй». Собственно, это не скрывают, к примеру, приближенные к Белому дому аналитики из газеты «Вашингтон пост», призывающие власти «закрыть глаза» на многочисленные нарушения прав и свобод человека в той же Туркмении или Азербайджане, а сосредоточить усилия на раздувании русофобских, антироссийских настроений в среде политической элиты этих республик. В этом же контексте за океаном воспринимают и обострившийся «замороженный» конфликт в Нагорном Карабахе, пытаясь интерпретировать его как результат «стратегического и корыстного» влияния «руки Москвы», намеренной взять под полный контроль ситуацию в регионе.

С какой, спрашивается, целью все это делается? Понятное дело, чтобы не допустить участия прикаспийских столиц - Баку и Ашхабада в совместных с Россией и Казахстаном международных проектах – ОДКБ или ЕАЭС, обеспечить необходимые условия для выгодной атлантистам «энергетической диверсификации» Каспия, минимизировать зависимость Европы от российского газа, хотя это чревато для континента разорительными финансовыми затратами и усилением политической зависимости от янки.

Эксперты подмечают, что США и их некоторые европартнеры свои геостратегические и экономические интересы в регионе намереваются подкреплять активным военным присутствием. Напоминают, что ещё в 2003 году была принята разработанная Европейским командованием вооружённых сил США программа создании специальной структуры – «Каспийской стражи», основу которой должны составлять американские мобильные силы и подразделения армий стран – участниц западных энергетических проектов. Эта программа предполагает формирование подразделений специального назначения и полицейских сил в прикаспийских странах для быстрого реагирования на возникающие чрезвычайные ситуации и осуществление пограничного контроля. На реализацию этой программы американцы выделили на текущий период до 130 млн. Эти меры мотивируются «необходимостью защиты» западной энергетической инфраструктуры, которая пока еще существует на бумаге или в головах оторванных от реалий заокеанских политических и бизнес-элит, но нахраписто провоцирующих процесс милитаризации Каспия.

Ведь помимо всего прочего авторы милитаристского проекта «Каспийский страж» не оставляют намерений принять активное участие в процессе «переоснащения и переобучения специальных, пограничных и береговых подразделений» некоторых стран региона, в первую очередь Азербайджана. На деле же – это всего лишь дымовая завеса, призванная скрыть истинные замыслы янки в регионе - обеспечить долгосрочное военное присутствие Пентагона на Каспийском море, а в будущем - и развертывание в регионе постоянных военных баз заокеанской державы.

Вот почему все политические и организационные мероприятия прикаспийских стран навести «правовой порядок» на Каспии заокеанские власти склонны воспринимать как угрозу их «национальным интересам», как стремление, в первую очередь Москвы и Тегерана, обеспечить здесь свое политическое и экономическое верховенство. Эксперты в этой связи напоминают о том, что в этом году в столице Казахстана – Астане запланирован V-й саммит глав прикаспийских государств, который никак не вписывается в заокеанские планы дестабилизации региона.

Эта встреча станет продолжением той работы, которая была лидерами Каспийских стран проделана в сентябре 2014 г. на IV-м саммите в Астрахани. По результатам прошлой встречи, как известно, было принято политическое заявление, которое стало, по сути, программой действий прикаспийских стран на промежуточный период. В этом документе из 19 пунктов было зафиксировано положение, что большая часть акватории Каспия остается в общем пользовании прикаспийских государств. В силу этого были исключены любые недоразумения или основания для напряжённости в межгосударственных отношениях, которые раньше могли появляться из-за разного толкования режима каспийских вод.

На период до принятия Конвенции о правовом статусе Каспия был определен порядок и форма деятельности участников саммита в этом регионе. В частности, было условлено, что эта «деятельность» осуществляется на основе принципов, базирующихся на том, что каждая из стран получает национальный суверенитет над прибрежным морским пространством в пределах 15 морских миль и исключительные права на добычу водных биологических ресурсов в пределах примыкающих к ней 10 морских миль, за которым следует общее водное пространство. То есть, речь идет об уважении сторонами советско-иранских Договоров от 1921 и 1940 гг.

Лидеры прикаспийских стран условились тогда об уважении суверенитета, территориальной целостности, независимости, неприменения силы или угрозы силой, невмешательства во внутренние дела друг друга. Остается актуальной задача - превращения Каспийского моря в зону мира, добрососедства, дружбы и сотрудничества, решения всех спорных вопросов в этом регионе только мирными средствами. Одним из главных условий достижения этих целей – «обеспечение стабильного баланса вооружений каждой из сторон на Каспийском море, осуществление военного строительства в пределах разумной достаточности с учётом интересов всех прикаспийских стран».

Были также согласованы и «принципы поведения» сторон на Каспии. В числе прочих – недопущение присутствия в акватории этого водоема иностранных вооруженных сил, а «местным судам» разрешалось плавание исключительно под национальными флагами. Эксперты обращают внимание на то, что пока данные принципы носят характер политических деклараций и станут юридически обязательными только после принятия и ратификации сторонами Конвенции о правовом статусе Каспия. Но даже в таком виде они ограничивают для «посторонних» в регионе держав какие-либо возможности для «стратегических и экономических маневров», которые могут представлять угрозу для национальных интересов прибрежных государств.

Тем не менее, одной из важных задач является создание механизмов совместного обеспечения региональной безопасности на Каспии. Предполагается, в частности, создание координационного штаба командующих флотов или представителей министерств обороны каспийской пятерки, либо ситуационного центра для обмена информацией и выработки общих подходов в борьбе с потенциальными рисками.

Так что, предстоящий саммит в Астане, подготовка которого заметно активизировалась по причине и ближневосточного кризиса, во многом станет определяющим, когда лидеры примут наконец-то исторический документ – Конвенцию о статусе Каспийского моря. Вот тогда и будет получен ответ на вопрос, станет ли Каспий на деле – оазисом мира и добрососедства?

Источник: http://www.avesta.tj/opinions/40315-stanet-li-kaspiy-oazisom-mira-i-dobrososedstva.html

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 776
  • 0
  • 712
  • 0
  • 796
Новости
Парламентская делегация Туркменистана приняла участие в Невском экологическом конгрессе

Делегация Меджлиса (парламента) Туркменистана приняла участие в III Невском экологическом конгрессе, который состоялся в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Форум, прошедший под девизом «Экологическое просвещение – чистая страна», был организован Межпарламентской ассамблеей государств – участников СНГ, Советом Федерации Федерального Собрания России и Министерством природных ресурсов и экологии РФ.

  • 0
  • 769
В разделе "Новости"
  • 0
  • 756
  • 0
  • 921
  • 0
  • 829
Энергетика и инфраструктура
Казахстан и Россия примут участие в глобальном проекте «Шелковый путь»

На саммите в Пекине «Один пояс – один путь», посвященном проекту создания транспортного коридора «Шелковый путь XXI века» (далее – «Шелковый путь»), президент России Владимир Путин пообещал самое активное участие России в данном проекте. Напомним, что этот проект, инициированный Китаем, создается в целях экономического развития и торговли между Европой и Азией. О своем участии в проекте, кроме Китая и России, ранее заявили Индия, Иран, Казахстан, Монголия, Пакистан, Мьянма, а также возможно участие Польши и Нидерландов. Проект предполагает создание нескольких транспортных коридоров, которыми товары и сырье, произведенные азиатскими странами-участниками проекта, будут доставляться как в Европу, так и в другие страны Азии и Ближнего Востока. В частности, один из важных сухопутных транспортных коридоров планируется проложить из КНР в восточную Европу через территории Монголии, Казахстана и России, также запланирован сухопутно-морской коридор из КНР в Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, а также через часть территории северной Африки и Средиземное море.

  • 0
  • 989
Интеграционные процессы
Россия, Иран

Экономика Ирана демонстрирует признаки выздоровления перед важными для страны выборами. Действующему правительству во главе президента Хасана Роухани (в Иране посты премьер-министра и президента совмещены) в течение года после снятия «калечащих санкций» Запада удалось улучшить практически все макропоказатели иранской экономики.

  • 0
  • 1464
Геополитика и безопасность
Россия, Казахстан

По мнению казахстанских экспертов, между Москвой и Астаной наблюдается «коммуникационный разрыв» — казахстанские СМИ в России анализируют редко, а громкие события часто воспринимаются вырванными из контекста.

  • 0
  • 865
Новости института
  • 0
  • 9827
  • 1
  • 5995
  • 0
  • 6075
Точка зрения
Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

  • 0
  • 1443
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 2475
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика