Энергетика и инфраструктура

Азербайджан и Казахстан как заложники нефти

04.04.2017

Азербайджан и Казахстан как заложники нефти

Президент Казахстана с официальным визитом посетил Азербайджан, который является одним из близких политических партнеров нашей республики в кавказском регионе

Тюркский альянс

Визит главы Казахстана в Азербайджан планировался в прошлом году. Но в октябре 2016-го официально заявили о проблемах со здоровьем президента, из-за чего было отменено еще и посещение Армении. И если в Баку отмену визита восприняли с пониманием, то в Ереване попытались найти «черную кошку в темной комнате» и увидели здесь больше «политическую простуду», так как 14 октября в Армении должна была состояться сессия Совета коллективной безопасности (СКБ) Организации Договора о коллективной безопасности. Отказ президента Казахстана ехать в Армению связали с политическими причинами, учитывая возникшие к тому времени трения между Ереваном и Астаной, в том числе из-за позиции Казахстана по отношению к эскалации конфликта в Нагорном Карабахе.

Чуть позже директор Армянского центра стратегических и национальных исследований Манвел САРГСЯН даже предложил исключить Казахстан и Белоруссию из ЕАЭС и ОДКБ из-за их нежелания поддерживать Ереван в этом многолетнем конфликте.

В любом случае Казахстану сегодня, в отличие от 90-х годов, будет тяжелее предлагать свою кандидатуру на роль модератора в урегулировании карабахского конфликта. В последний раз такая попытка была предпринята Астаной в 2010 году, когда Казахстан председательствовал в ОБСЕ. Но она ни к чему не привела.

Вспомнили в Ереване и то, что Казахстан был не слишком рад вхождению Армении в ЕАЭС, так как в ходе обсуждения ее членства в союзе президент РК дал понять, что оно возможно только рамках границ, признанных международным сообществом. То есть без Нагорного Карабаха. Руководство нашей страны ссылалось тогда на просьбу Азербайджана. И, насколько можно понять, именно под давлением Казахстана вступление Армении в ЕАЭС прошло именно по этой схеме, что вызвало негативную реакцию в Ереване и одобрительную поддержку Баку.

Таким образом, из трех кавказских республик именно с Азербайджаном у Казахстана сложились более или менее тесные политические отношения, в том числе в рамках Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Казахстан, Турция, Азербайджан и Кыргызстан). Хотя, например, Грузия, также долгое время рассматривалась Астаной в качестве партнера, но лишь с точки зрения вложения в эту страну казахстанских инвестиций.

Кстати, когда российско-турецкая торговая война в прошлом году только разгоралась, Турция и КНР совместно с Казахстаном, Азербайджаном и Грузией учредили консорциум по транспортировке грузов из Китая в Европу в обход России. В этот раз во время своего визита в Азербайджан президент Казахстана снова подчеркнул приоритетность развития транспортно-транзитной сферы между двумя странами, сославшись на то, что в Казахстане построена железная дорога от Китая до Каспия, а также автомобильная дорога «Западная Европа - Западный Китай». Акцент опять был сделан на том, что транзит грузов из КНР в Европу будет увеличиваться через Казахстан, а затем через Каспийское море и Кавказ.

Еще в 2007 году Нурсултан НАЗАРБАЕВ заявлял, что интерес Казахстана заключается в том, чтобы через Каспий и Кавказский коридор выходить на Черное море и Европу не только с нефтью и газом, но и сухими грузами. Сейчас же возникало такое ощущение, что Астана уже выступала лоббистом китайского проекта «Экономический пояс Шелкового пути», который совпал с интересами Казахстана перетянуть на себя часть китайского транзита. Тем более что в октябре прошлого года Баку, Астана и Тбилиси подписали договор об учреждении Транскаспийского международного транспортного маршрута, который идет через Китай, Казахстан, Азербайджан, Грузию и далее через Турцию и Украину в Европу.

Кстати, незадолго до визита президента Казахстана в Азербайджан было заявлено, что со стороны нашей республики ведется работа по расширению линейки грузов, перевозимых через казахстанский порт Курык в Азербайджан.

Каспийский дуэт

Азербайджан и Казахстан также занимают схожие позиции по поводу необходимости скорейшего определения правового статуса Каспия.

Это объясняется тем, что из всех прикаспийских государств именно они делают серьезную ставку на разработку, добычу и экспорт с каспийских месторождений. В то время как для России, Туркменистана и Ирана каспийские нефтегазовые ресурсы не являются приоритетными. Россия и Иран, например, больше рассматривают Каспий как сферу своих геополитических интересов. Частью этих игр являются протесты Москвы и Тегерана против строительства любых нефте- и газопроводов по дну Каспия, которые лоббировали США и ЕС.

Некоторые российские эксперты даже предлагали заморозить планы по активной добыче нефти и газа в этом регионе, чтобы создать условия для долгосрочного освоения биологических ресурсов моря. Но это явно противоречит энергетической политике Казахстана и Азербайджана.

Кстати, еще в 2007 году, во время второго официального визита президента Азербайджана Ильхама АЛИЕВА в Казахстан национальные нефтяные компании двух стран подписали меморандум о совместном осуществлении транскаспийского проекта по поставкам энергетических ресурсов на мировые рынки.

Согласно этим планам, в Казахстане на берегу Каспия должны были построить нефтяные терминалы, с которых нефть будут грузить на танкеры, а затем поставят в Азербайджан, где ее станут закачивать в трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД). Также КМГ и SOCAR подписали соглашение, которое позволит совместно использовать нефтегазовую инфраструктуру Азербайджана.

Но некоторые из этих проектов так и повисли в воздухе. Одна из причин заключалась в том, что несколько лет назад Казахстан действительно уделял большое внимание Казахстанской Каспийской системе транспортировки нефти (ККСТ) для экспорта своей нефти танкерами через Каспий с подключением к БТД. Как отмечают некоторые эксперты, предполагалось, что ККСТ будет состоять из нефтепровода Ескене-Курык на территории Казахстана и Транскаспийской системы, включающей нефтеналивной терминал в порту Курык на казахстанском побережье Каспия, нефтесливной терминал на азербайджанском берегу и соединительные сооружения до БТД.

Ввод этой системы в строй планировался в 2010-2012 годы, когда должна была возрасти добыча на Кашагане. Но сроки начала коммерческой добычи нефти на этом месторождении постоянно откладывались. Поэтому проект так и остался на бумаге. Более того, с 2016-го Казахстан прекратил прокачивать свою нефть через БТД, делая это через КТК. Но интересно, что уже в сентябре прошлого года министр энергетики Казахстана Канат БОЗУМБАЕВ не исключил транспортировку на экспорт нефти Кашагана в 2017 году через территорию Азербайджана. По его словам, в этом случае можно будет задействовать как железные дороги, так и нефтепроводов через Азербайджан.

Но в Казахстане ни государство, ни инвесторы не захотят нести дополнительные финансовые расходы на увеличение экспорта кашаганской нефти в Азербайджан, по крайней мере, в ближайшие годы. Тем более что под вопросом вообще стоит начало реализации второй и третьей фазы увеличения добычи нефти на Кашагане. В ближайшее время это маловероятно, учитывая отмену ограничений на добычу нефти в США после прихода Дональда ТРАМПА в Белый дом и дальнейшее развитие сланцевой революции, что может спровоцировать новое падение нефтяных котировок.

Нефтегазовые близнецы

Азербайджан и Казахстан можно назвать «каспийскими близнецами», матерью которых является Ее величество Нефть, наделившая нас одинаковыми преимуществами и схожими болячками. Как и Казахстан, наш каспийский сосед являлся одним из лидеров по притоку иностранных инвестиций, которые также в основном шли в нефтегазовый сектор республики. Это сильно расслабило местные элиты, которые меньше уделяли внимание диверсификации экономики. Естественно, что падение цен на нефть сильно ударило по двум государствам.

Впрочем, судя по недавнему аналитическому докладу международного рейтингового агентства Moody’s Investors Service, этот удар оказался больнее для Азербайджана. По мнению Moody’s, Казахстан демонстрирует большую, чем Азербайджан, устойчивость к снижению нефтяных цен. Причина - в более высокой диверсификации экономики Казахстана по сравнению с азербайджанской.

Тезис спорный. Хотя здесь речь, скорее, идет о том, что кроме нефти и газа у Казахстана немало других видов сырья. Согласно докладу Moody’s, в 2015 году нефть и газ занимали 89 процентов в товарном экспорте Азербайджана, 26 процентов в структуре номинального ВВП и обеспечивали 60-70 процентов доходов госбюджета. У Казахстана нефть и газ эти цифры равняются, соответственно, 76, 18 и 42 процентам. При этом Moody’s ссылается на более сильные государственные институты в Казахстане и высокие показатели эффективности госуправления. Хотя социальные взрывы последних лет в Казахстане, наоборот, говорят о том, что многие институты крайне неэффективны, начиная от парламента, отдельных министерств и заканчивая региональными органами власти.

Кроме того, Азербайджан уже миновал этап безболезненной передачи власти преемнику. Казахстану же еще предстоит пройти это испытание на политическую прочность. Наша республика все еще стоит на пороге транзита власти, что многие инвесторы рассматривают как серьезный политический риск.

Кстати, Азербайджан стал первой постсоветской республикой, где транзит власти реализовали в рамках одной семьи. И недавнее назначение супруги главы Азербайджана Мехрибан АЛИЕВОЙ вице-президентом говорит о том, что Ильхам Алиев собирается и дальше продолжать использовать эту схему. В Центральной Азии по аналогичной схеме могут пойти Туркменистан и Таджикистан. Такой пример бывает очень заразительным.

Источник: http://ratel.kz/outlook/azerbajdzhan_i_kazahstan_kak_zalozhniki_nefti

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 22
  • 0
  • 69
  • 0
  • 84
Новости
ОЗХО отвергла предложение России и Ирана провести расследование химической атаки на месте, в провинции Идлиб

Неделя не дала подвижек в расследовании химической атаки в сирийском Идлибе. Скорее наоборот. Организация по запрещению химического оружия отклонила предложение России и Ирана, суть которого - сделать все объективно и прозрачно. Мы за то, чтобы эксперты приехали и на место инцидента в город Хан-Шейхун, и на сирийскую авиабазу «Шайрат». По ней США ударили крылатыми ракетами, утверждая, что именно там снарядили бомбы с зарином.

  • 0
  • 17
В разделе "Новости"
  • 0
  • 54
  • 0
  • 104
  • 0
  • 148
Энергетика и инфраструктура
Почему иностранцы неохотно вкладывают в Казахстан

Мы часто слышим о том, как много удалось привлечь иностранных инвестиций нашей стране. Цифры порой разнятся, но обычный показатель притока иностранного капитала в Казахстан за годы независимости в основном варьируется около отметки $250 млрд. Любопытно, что рекордсменом по импорту капитала в Казахстан являются Нидерланды, которые лидируют с колоссальным гандикапом — $64 млрд, или 30% всех иностранных инвестиций в РК. Но на деле это не означает, что у нас засилье голландского бизнеса. Просто это всемирно признанный офшор, который возвращает в Казахстан выведенные за рубеж деньги или прокручивает деньги нефтяных компаний.

  • 0
  • 31
Интеграционные процессы
Россия, Иран

Экономика Ирана демонстрирует признаки выздоровления перед важными для страны выборами. Действующему правительству во главе президента Хасана Роухани (в Иране посты премьер-министра и президента совмещены) в течение года после снятия «калечащих санкций» Запада удалось улучшить практически все макропоказатели иранской экономики.

  • 0
  • 177
Геополитика и безопасность
С-300

Министерство обороны Казахстана до конца года установит на боевое дежурство пять дивизионов зенитных ракетных комплексов С-300, полученных от России, для выполнения задач по противовоздушной обороне республики. Об этом сообщил министр обороны Казахстана Сакен Жасузаков в ходе "правительственного часа" в мажилисе (нижней палате) парламента.

  • 0
  • 25
Новости института
  • 0
  • 7795
  • 1
  • 4690
  • 0
  • 4648
Точка зрения
Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

  • 0
  • 96
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 1202
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика