Колонка редактора

Ближний Восток – иракская ситуация в разрезе общего регионального кризиса

Сергей Михеев

10.08.2016

Ближний Восток – иракская ситуация в разрезе общего регионального кризиса

После завершения в мае 2003 года военной операции в Ираке и установления контроля над страной США и союзники создали на территории Ирака Временную коалиционную администрацию, главой которой стал сотрудник Госдепартамента США Пол Бремер. Затем последовала резолюция СБ ООН № 1483, которая предоставила США и Великобритании широкие полномочия по управлению Ираком и контролю над его нефтяной отраслью вплоть до формирования нового правительства. 5 декабря Пентагон опубликовал список из 63 стран, компаниям которых могли быть предоставлены подряды на восстановление инфраструктуры и экономики Ирака. После ареста Саддама Хусейна в декабре 2003 года начался судебный процесс над главными деятелями свергнутого режима, закончившийся вынесением им смертных приговоров и длительными тюремными заключениями.

Уже 30 июня 2004 года США передали управление над Ираком Временному правительству Ирака во главе с Айядом Алауи. Но, несмотря на эту передачу, войска коалиции продолжали оставаться в Ираке и влиять на принятие всех важных решений. Тогда же США столкнулись с первым организованным сопротивлением после победы над войсками Хусейна. В апреле 2004 года начинается шиитское восстание во главе с шейхом ас-Садром, который организовал добровольческую армию «Джейш аль Махди». Требованиями радикального шиитского лидера были вывод войск союзников из шиитской части Ирака, освобождение арестованных единомышленников из тюрем и разрешение продолжить издание его газеты «Аль-Хауза». В ответ американские власти объявили его вне закона.

Одновременно с этим появились скандальные снимки из иракской тюрьмы Абу-Грейб, где американцы пытали иракских заключенных. Это событие стало одним из доказательств того, что американцы являются оккупантами в Ираке. С началом формирования собственной политической системы Ирака возникла трудность с поиском компромисса между тремя этно-конфессиональными общинами Ирака: суннитами, шиитами и курдами.

После падения Саддама Хусейна многие суннитские политики, в первую очередь, члены партии «Баас» оказались вне закона. Вне закона оказался и цвет иракской армии. У тех же, кто мог оставаться в политике, практически не было шанса, так как суннитов в Ираке меньшинство. И даже то, что за суннитами был закреплен пост вице-президента не спасало ситуацию. Помимо политических интриг в Багдаде началась самая настоящая война, все чаще целью терактов становились шиитские святыни. Практически ни один шиитский праздник не обходился без жертв, взрывы гремели даже в ходе похорон.

Что касается курдов, то они, воспользовавшись своей географической обособленностью де-факто и практически де-юре закрепили свою самостоятельность. Самое главное, они заключали собственные контракты с иностранными инвесторами, сохранили свои военнизированные отряды и чувствовали себя независимыми от Багдада. Однако камнем преткновения в отношениях между Багдадом и Эрбилем (административный центр Иракского Курдистаан) оставались спор о территориях (прежде всего, речь идет о городе Киркук) и вопрос о распределении прибыли от экспорта нефти.

В апреле 2006 года после долгих политических дебатов премьер-министром Ирака стал Нури аль-Малики. В отличие от Ибрагима Аль-Джаафари он казался компромиссной фигурой. Устраивал не только шиитов, но и суннитов, курдов, а главное – США. Как заявил посол США в Ираке, Залмай Халилзад, «Малики является человеком, не зависящим от Ирана, позиционирующим себя как араб и националист прежде всего». Незадолго до избрания аль-Малики представитель иракского правительства впервые признал, что в стране идет гражданская война. В том, что страна оказалась в таком состоянии и обвиняли предшественника аль-Малики. Однако новый премьер ситуацию не улучшил. Аль-Малики смог сосредоточить в своих руках фактически всю власть, включая службы безопасности, Верховный суд, казначейство, Центральный банк и государственные СМИ. К тому же, с декабря 2012 г. президент Джаляль Талабани после перенесенного инсульта фактически не исполняет свои обязанности. В 2012 г. был принят закон по борьбе с терроризмом, который стал широко применяться властями против суннитов, недовольных действиями правительства аль-Малики. Так, вице-президент Ирака суннит Тарек аль-Хашими был вынужден бежать в Иракский Курдистан, поскольку власти обвинили его в террористической деятельности и заочно приговорили к смертной казни.

В конце декабря 2012 г. в суннитских провинциях Анбар, Найнава, Салах-эд-Дин и Дияла начались массовые демонстрации. Митингующие требовали отмены ряда положений антитеррористического закона, которые, по их мнению, позволяли властям «творить произвол», а также освобождения содержащихся «без суда и следствия» заключенных. Весной 2013 г. в знак протеста против притеснения суннитов в отставку вышли несколько министров кабинета аль-Малики. В конце 2013 г. распался самый крупный суннитский парламентский блок "Аль-Иракия" (91 мандат) после того, как его покинули 44 депутата, выражая свое несогласие с военными действиями правительственной армии в провинции Анбар. В 2013 г. протестные настроения в суннитских провинциях вылились в открытое вооруженное противостояние с шиитским правительством. Именно этой ситуацией, а также войной в соседней Сирии, воспользовалась группировка «Исламское государство Ирака и Леванта», перейдя от отдельных терактов в масштабное наступление на власти Ирака.

Кроме того, после падения режима Саддама Хуссейна к осени 2003 года в Ираке началась самая настоящая партизанская война, которая включала и теракты. Их основной целью были иностранцы – военные, дипломаты и рабочие, приехавшие восстанавливать экономику страны. Местное население, если речь шла не о политиках, сотрудничавших с временной администрацией, теракты затрагивали по касательной. Однако все чаще именно простые иракцы становились жертвами атак, менялись и их заказчики и вдохновители. В декабре 2003 года был арестован Саддам Хусейн, считавшийся вдохновителем партизанского движения, но и после его ареста теракты не прекратились. На место силам, лояльным свергнутому режиму пришли, воспользовавшись хаосом, различные террористические группировки, многие из которых были связаны с «Аль-Каидой», или позиционировали себя таким образом. То, в чем Вашингтон обвинял Хусейна, случилось в момент, когда в Ираке находились американские войска. Страна стала убежищем для террористов со всего света. 7 июня 2006 года в Ираке был убит Абу Мусаб аз-Заркауи. Иорданец по происхождению, он руководил созданной им организацией «Каида аль-джихад в Ираке». По данным американских спецслужб, аз-Заркауи был одним из ближайших соратников Усамы бен Ладена в международной террористической сети.

Всего за период с 2003 по 2013 гг. в Ираке произошло более 31 тыс.терактов. Хронология была такова:

7 августа 2003 года террористы-смертники взорвали два автомобиля со взрывчаткой близ посольства Иордании в Багдаде. Убиты 19, ранены 60 человек, среди них - семь иорданцев.

19 августа 2003 года взрыв у багдадской гостиницы "Канал-отель", где располагалось представительство ООН в Ираке, унес жизни 23 человек, включая спецпредставителя генерального секретаря в Ираке Сержиу Виейру ди Меллу. Он стал самым высокопоставленным ооновским чиновником, погибшим в ходе терактов. Еще 164 человека получили ранения.

29 августа 2003 года начиненная взрывчаткой машина взорвалась возле одной из главных святынь шиитов - мавзолея имама Али в Эн-Наджафе. В результате теракта погибли 126 человек и 230 получили ранения. Среди погибших - лидер Высшего совета исламской революции Ирака аятолла Мухаммед Бакр аль-Хаким.

12 октября 2003 года в результате взрыва в центре иракской столицы около гостиницы «Багдад» погибли 7 человек и 32 ранены, среди них американский военнослужащий и один из членов Временного управляющего совета Ирака. В гостинице располагались офисы американских компаний, участвующих к реконструкции Ирака и багдадская штаб-квартира ЦРУ, проживали военнослужащие США и несколько членов иракского руководства.

12 ноября 2003 года в результате взрыва у штаба итальянских войск в Эн-Насирии на юге Ирака погибли 27 и ранены 79 человек. Среди убитых 18 итальянцев и девять иракцев.

30 ноября 2003 года в результате обстрела машины погибли два японских дипломата и водитель.

27 декабря 2003 года в результате серии террористических атак, предпринятых на город Кербела, погибли двое таиландских солдат, пятеро болгарских военнослужащих и семеро иракцев. Число раненых по разным данным составило от 110 до 170 человек, не менее 37 из них - иностранные военнослужащие, в том числе пятеро американцев. Атакам подверглись расположенный в здании местного университета штаб многонационального военного контингента, местная администрация и полицейский участок.

1 февраля 2004 года два мощных взрыва, устроенных террористами-смертниками, прогремели у представительств Демократической партии Курдистана и Патриотического союза Курдистана в городе Эрбиль. В результате терактов, по словам представителя американского командования, погибли 67 человек, ранения получили 267 человек, по сведениям курдских источников, убиты 200 человек.

11 февраля 2004 года в Багдаде 47 человек погибли и более 50 получили ранения, когда начиненный взрывчаткой автомобиль врезался в толпу иракцев, собравшихся у призывного пункта "Мусанна". Все погибшие - иракцы.

2 марта 2004 года в результате нескольких диверсий у шиитских святынь в Кербеле и Багдаде погибли более 170 человек, около 500 иракцев получили ранения. Среди погибших - 49 иранских паломников.

31 августа 2005 года в Багдаде в результате давки на мосту Аль-Айма погибли 1035 человек, 322 получили ранения. Это - самый кровавый день в истории Ирака после свержения Саддама Хусейна. Давка была вызвана паникой, которую спровоцировали слухи о двух террористах-смертниках, которые якобы находились в толпе. Кровавой драме на мосту предшествовал минометный обстрел окрестностей мечети имама Мусы аль- Казыма, унесший жизни семи мирных иракцев.

23 ноября 2006 года в шиитском районе Багдада Мадинат-Садр в результате серии атак боевиков-смертников погибли 215 человек и около 200 получили ранения.

6 марта 2007 года в г. Эль-Хилла в результате двойного теракта погибли 120 шиитских паломников, направлявшихся в священный для мусульман город Кербелла.

9 июля 2007 года от взрыва грузовика на рынке города Эмерли на севере Ирака погибли 130 человек. Большинство из них - туркмены, исповедующие шиитский ислам.

4 августа 2007 года в трех поселениях курдов-езидов под городом Санджар в северной иракской провинции Найнава в результате взрыва четырех начиненных взрывчаткой бензовозов по официальным данным погибли 250 и ранены около 400 человек. Арабские телеканалы сообщили о более 500 погибших.

К тому моменту оппоненты президента США Д. Буша-младшего и министра обороны Д. Рамсфельда влиятельные демократы в конгрессе сформулировали свою концепцию развития Ирака, подготовленную тогда ещё председателем комитета по международным делам Дж. Байденом. Ключевым элементом их программы была идея федерализации Ирака с возможностью последующего разделения страны на три части по этно-конфессиональному признаку. Уже в 2007 году демократы считали, что нужно отказаться от попыток навязывать в качестве образца государственности Ираку западную демократию, уход из Ирака должен быть постепенным, но неминуемым. Главной целью демократы считали создание в Ираке ситуации «управляемого хаоса», постоянного очага нестабильности на Ближнем Востоке, в котором не заинтересованы ни суннитская Саудовская Аравия, ни шиитский Иран.

Одним из первых терактов, за который группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) взяла ответственность, был подрыв фугаса близ города Баакуба в провинции Дияла 6 мая 2007 г. В результате теракта погиб российский фотокорреспондент Дмитрий Чеботаев и еще 6 американских военнослужащих. ИГИЛ ответственна за многие теракты против американских и натовских сил на территории Ирака, иракских военных, а также против гражданских лиц и объектов. С 2013 г. боевики ИГИЛ активно вступили в войну в Сирии на стороне антиправительственных сил. Цель ИГИЛ (до 2013 года группировка называлась «Исламское государство Ирака») ― создание исламского суннитского государства на территории Сирии, Ирака и Ливана. Начиная с 2009 г., группировка регулярно заявляет о своей ответственности за взрывы, нападения и другие преступления. Вывод иностранных, прежде всего, американских военных из Ирака, обсуждался несколько лет. Они не могли уйти из Ирака, не оставив там дееспособной армии и полиции. В то же время нахождение иностранных военных в стране провоцировало новые теракты.

В ходе длительных переговоров был согласован график вывода войск. К августу 2009 года Ирак покинули контингенты всех стран коалиции, кроме США. Пребывание американских военных было обусловлено соглашением, подписанным в декабре 2008 года президентом США Джорджем Бушем и премьер-министром Ирака Нури аль-Малики. Согласно этому документу, 1 января 2009 года контроль за ситуацией в сфере безопасности в стране перешел к правительству Ирака, в июне 2009 года боевые части США прекратили проведение самостоятельных операций, в течение года американские базы были переданы под контроль иракских сил безопасности. К 31 августа 2010 года закончился вывод из страны основных боевых частей ВС США. 1 сентября 2010 года президент США Барак Обама заявил об окончании боевых действий. Операция «Иракская свобода» была переименована в «Новый рассвет», в рамках которой контингент численностью в 50 тыс. человек занимался обучением иракских силовиков и оказывал им поддержку при проведении крупных операций. В декабре 2011 года военнослужащие США покинули Ирак.

Между тем, уход США из Ирака состоялся формально, но не фактически. В бюджете на 2012 год было заложено 6 млрд. долл. на Ирак. Но ответственность за американских военнослужащих теперь в Ираке взял на себя Государственный департамент США.

Под командованием Госдепа в Ираке будут работать 16.000 человек, по численности – американская сухопутная дивизия. Персонал посольства составляет примерно 1.750 сотрудников, их безопасность будут обеспечивать около 5.000 человек, 4.600 инструкторов будут обучать иракцев использованию вооружений, поставляемых США. Причём, 80% из них, несмотря на свои военные задачи и подготовку, числятся как гражданские лица, будучи сотрудниками частных компаний-подрядчиков. Ещё примерно 4.600 человек, в основном не американцы, будут заняты на обслуживающих работах.

Подготовка полиции в Ираке уже с 1 октября 2011 г. проводится Госдепом. Внутри департамента этим занимается Управление по международной борьбе с наркотиками и охране правопорядка (Bureau of International Narcotics and Law Enforcement Affairs) под руководством Уильяма Браунфилда. С целью реализации своих новых военных функций, Госдеп обретает собственный воздушный флот – «Авиалинии посольства в Ираке» (Embassy Air Iraq): 46 самолётов, 29 вертолёто и аэродром. Также в распоряжение посольства переходят 80 бронетранспортёров.Передача части военных функций Госдепу призвана показать общественности, что «войска США ушли из Ирака» и освободить вооруженные силы для других задач. Но Пентагон, конечно же, сохранил присутствие. Важнейшей его задачей была и остаётся боевая подготовка местных военных для противоповстанческих действий, т.е. создание опосредованной военной силы, которая преследовала бы американских врагов в регионе - без человеческих и финансовых потерь для США. Под крышей посольства разместилось принадлежащее министерству обороны Управление военного сотрудничества в Ираке (Office of Security Cooperation-Iraq). Официально заявлено, что «боевой подготовкой иракских сил» будут заниматься 157 военнослужащих США.

Ещё один важнейший инструмент в военном арсенале США в Ираке – иррегулярные военизированные формирования под командованием местных полевых командиров. Крупнейшее из них - так называемое движение «Пробуждение» (Awakening Movement), оно же «Сыны Ирака». Идея рекрутировать для своих задач местных боевиков-суннитов, которые убивали соперников из мести, была впервые реализована морской пехотой США в 2004 г. в провинции Анбар. Сегодня шейх Ахмед Абу Риша, «самый верный союзник США в Ираке» командует подразделениями в 80.000 человек. В заголовках центральных газет они проходят как американские «товарищи по оружию». Эти формирования никоим образом не подчиняются иракскому правительству, и премьер-министр Ирака регулярно требует распустить и разоружить их - очередной срок был назначен на 31 декабря, дату вывода войск США. Абу Риша ответил коротко и ёмко: разоружение маловероятно.

Там, где местные военизированные формирования отсутствовали, американские военные их создавали. Генерал Петреус, в то время командующий силами США в Ираке, в мае 2007 г. отдал приказ активизировать создание «местных сил обороны»: нанимать «по контракту» вооружённых суннитов, выдавать им форму и немедленно направлять их на борьбу с врагами Америки, избегая «длительных полицейских и армейских программ боевой подготовки». По словам генерала Петреуса, эти силы помогают национальному примирению в Ираке. Видимо, ликвидируя всех, кто не желает примиряться. Общие потери стран-участниц коалиции с 2003 года составили 4,8 тыс. военнослужащих, из них США потеряли почти 4,5 тыс., около 33 тыс. американских военных получили ранения. В это число не включены сотрудники иностранных частных военных и охранных компаний, действовавших в Ираке в интересах стран коалиции. Между тем, в 2003-2010 гг. в Ираке работали около 200 тыс. сотрудников 400 частных охранных и военных компаний. Потери иракских армии и полиции составили от 10 до 15 тыс. Число жертв среди мирного населения, по разным данным, оценивается от 60 тыс. до 150 тыс. человек.

После вывода американских войск 18 декабря 2011 года в Ираке резко обострились внутриполитический кризис и ситуация с обеспечением безопасности. В апреле 2013 года протестные настроения в суннитских провинциях вылились в открытое вооруженное противостояние с шиитским правительством. 20 апреля 2013 года состоялись первые после вывода американских войск выборы в провинциальные советы. В ходе предвыборной кампании были убиты 13 кандидатов.

30 апреля 2014 года в Ираке прошли парламентские выборы, по итогам которых должно было появиться новое правительство. Возглавляемая премьер-министром аль-Малики коалиция «Государство закона» получила 95 мест из 328. А новый кабинет министров до сих пор не сформирован. Наступление боевиков ИГИЛ лишь довершило картину хаоса. 10 июня экстремистам удалось захватить второй по величине город в Ираке Мосул с населением более 1 млн. человек, центр провинции Найнава. Боевики ИГИЛ начали продвижение на Багдад с целью установления полного контроля над страной. Премьер-министр Ирака Нури аль-Малики объявил всеобщую мобилизацию и обратился с запросом в парламент о введении в стране чрезвычайного положения. 18 июня с.г. глава МИД Ирака Хошияр Зибари заявил, что Багдад просит Вашингтон нанести авиаудары по позициям боевиков ИГИЛ.

По словам президента США Барака Обамы, причиной обострения ситуации в Ираке стали межконфессиональные разногласия, которые не были вовремя разрешены. Обама отметил, что в Ираке должно быть создано такое правительство, которое бы в равной степени представляло интересы трех основных общин страны – суннитов, шиитов и курдов. «Если они не смогут этого сделать, то (конфликт) не удастся решить даже военным путем. Никакой американской военной мощи не хватит для того, чтобы предотвратить развал страны», - заявил президент США в интервью CNN. Эти слова по сути означают, что политический процесс в Ираке, который развивался под надзором США, потерпел крах. Сбываются прогнозы о развале страны, сделанные накануне второжения антисаддамовской коалиции в Ирак. Слабостью Багдада уже воспользовались иракские курды. 27 июня глава Иракского Курдистана Масуд Барзани заявил, что вопрос о принадлежности города Киркук и других спорных территорий решен окончательно. «Вход пешмерга (курдские военизированные подразделения) в провинцию Киркук перечеркнул статью 140 конституции (Ирака) о спорных территориях», - заявил Барзани на совместной пресс-конференции с главой МИД Великобритании.

В настоящий момент Багдад ждет помощи от Запада, но кроме обещаний, сделанных на определенных условиях (проведение политических реформ), на данный момент практически ничего не получил. Что касается соседей, то геополитическая ситуация в регионе, лишила их шанса оказать поддержку иракцам. ИГИЛ остаётся общей проблемой Ирака и Сирии, однако Дамаску самому приходится сражаться на нескольких фронтах. Кроме того, поддержка Вашингтоном сирийской оппозиции, в том числе и военнизированных группировок не дадут сирийцам создать действенную антитеррористическую коалицию с Багдадом. Не поможет Ираку и Иран. Прежде всего потому, что его устраивали сильные позиции шиитов в соседней стране, и он не заинтересован в смене политсистемы у соседей, тем более под диктовку США, а возможно и стоящих за ними суннитских режимов Саудовской Аравии и Катара.

Кроме того, будучи старым противником Вашингтона, Тегеран не может пойти ему навстречу без компромисса по Сирии, ведь на протяжении последних лет иранцы всячески поддерживали режим Асада в Дамаске. Тегеран со своей стороны уже намекал, что если бы иракцы обратились за помощью напрямую, без участия Вашингтона, поддержка была бы оказана. Играть на стороне США иранцы сейчас не собираются. Особая ситуация и у Турции, которая, столкнувшись год назад на своей территории с проявлениями «арабской весны», резко сократила активную политику в регионе, да и курдский фактор, также заставляет Анкару занимать выжидательную позицию. Таким образом Багдад или справляется с террористами самостоятельно, либо ждет помощь от международного сообщества. Однако вопрос в том, как США и Великобритания смогут воевать с боевиками в Ираке, и не затрагивать при этом Сирию. Впрочем, никто начинать новую военную кампанию в Ираке не спешит.

ПРОГНОЗ

В плане прогнозирования следует отметить несколько существенных моментов. Во-первых, в общем и целом кризис в Ираке станет вызовом для мирового рынка нефти с непредсказуемым влиянием на цены. Это подчеркнул на пленарной сессии Мирового нефтяного конгресса основатель кембриджского экспертного центра IHS CERA Дэниел Ергин. «Карта Ближнего Востока может быть переписана. Соответственно, нефтяной рынок стоит перед новыми вызовами. Было время, когда нам казалось, что цена на нефть в $20 за баррель - это надолго. Посмотрите, где она сейчас», - указал эксперт. На этот счёт уже существует определённый опыт: спустя несколько дней после захвата провинции Найнава боевиками ИГИЛ мировые цены на нефть резко выросли и превысили $110 за баррель.

Во всей перспективе, по мнению аналитиков, дальнейшее развитие ситуации на нефтяных рынках будет зависеть от того, насколько серьезно военные действия могут отразиться на нефтяной отрасли страны и какие шаги предпримут США, чтобы поддержать иракские власти в борьбе с группировкой «Исламское государство в Ираке и Леванте». 17 июня 2014 года был атакован нефтеперерабатывающий завод в Байджи в 40 км от столицы Багдада, один из самых крупных в Ираке. В связи с этим некоторые иностранные компании, в частности ExxonMobil, British Petroleum, заявили об эвакуации персонала или о планах вывоза сотрудников в случае обострения обстановки. 19 июня правительственным силам удалось отбить завод. Большинство иностранных компаний в Ираке проводят разведку и добычу нефти на юге Ирака, вдали от территорий, находящихся под контролем исламистов. В мае 2014 года министерство нефти Ирака заявило, что экспорт нефти с южных месторождений достиг 2,5 млн баррелей в сутки – это рекордный показатель с 2003 года. Если иностранные компании свернут свою деятельность в случае эскалации конфликта, бюджет Ирака потеряет 90% своих доходов.

Следует отметить, тем не менее, вероятный положительный момент для России в данной ситуации. Среди тех, кто работает в Ираке, есть и её представители, хотя и высказывались опасения, что Москва утратила связи с Багдадом из-за того, что не поддержала свержение режима Саддама Хусейна, и к власти пришли ставленники Запада. К весне 2003 года Россия была основным экономическим партнером Ирака. Доля российских компаний в закупке иракской нефти составляла 30%, а в некоторые годы и 40% от всего объема иракского экспорта. Однако санкции не давали работать в Ираке в полном объеме, например ЛУКОЙЛ никак не мог начать разработку месторождения Западная Курна-2. В итоге Россия пока ничего не потеряла в Ираке, а только приобрела. Буквально за несколько дней до того, как ИГИЛ начал боевые действия, ЛУКОЙЛ подписал в Ираке дополнительное соглашение к контракту по разработке и добыче нефти на месторождении Западная Курна-2. Как поясняет компания, дополнительное соглашение предусматривает внесение в перечень работ проекта строительство трубопровода Туба-Фао, а также изменение порядка возмещения инвесторам затрат по проекту.

Именно этот экономический момент может дать возможность Москве в среднесрочной перспективе попытаться извлечь из него политические дивиденды в регионе.

(с) Каспийский Фактор

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 637
  • 0
  • 581
  • 0
  • 670
Новости
Парламентская делегация Туркменистана приняла участие в Невском экологическом конгрессе

Делегация Меджлиса (парламента) Туркменистана приняла участие в III Невском экологическом конгрессе, который состоялся в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Форум, прошедший под девизом «Экологическое просвещение – чистая страна», был организован Межпарламентской ассамблеей государств – участников СНГ, Советом Федерации Федерального Собрания России и Министерством природных ресурсов и экологии РФ.

  • 0
  • 632
В разделе "Новости"
  • 0
  • 620
  • 0
  • 803
  • 0
  • 720
Энергетика и инфраструктура
Казахстан и Россия примут участие в глобальном проекте «Шелковый путь»

На саммите в Пекине «Один пояс – один путь», посвященном проекту создания транспортного коридора «Шелковый путь XXI века» (далее – «Шелковый путь»), президент России Владимир Путин пообещал самое активное участие России в данном проекте. Напомним, что этот проект, инициированный Китаем, создается в целях экономического развития и торговли между Европой и Азией. О своем участии в проекте, кроме Китая и России, ранее заявили Индия, Иран, Казахстан, Монголия, Пакистан, Мьянма, а также возможно участие Польши и Нидерландов. Проект предполагает создание нескольких транспортных коридоров, которыми товары и сырье, произведенные азиатскими странами-участниками проекта, будут доставляться как в Европу, так и в другие страны Азии и Ближнего Востока. В частности, один из важных сухопутных транспортных коридоров планируется проложить из КНР в восточную Европу через территории Монголии, Казахстана и России, также запланирован сухопутно-морской коридор из КНР в Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, а также через часть территории северной Африки и Средиземное море.

  • 0
  • 840
Интеграционные процессы
Россия, Иран

Экономика Ирана демонстрирует признаки выздоровления перед важными для страны выборами. Действующему правительству во главе президента Хасана Роухани (в Иране посты премьер-министра и президента совмещены) в течение года после снятия «калечащих санкций» Запада удалось улучшить практически все макропоказатели иранской экономики.

  • 0
  • 1307
Геополитика и безопасность
Россия, Казахстан

По мнению казахстанских экспертов, между Москвой и Астаной наблюдается «коммуникационный разрыв» — казахстанские СМИ в России анализируют редко, а громкие события часто воспринимаются вырванными из контекста.

  • 0
  • 696
Новости института
  • 0
  • 9523
  • 1
  • 5843
  • 0
  • 5898
Точка зрения
Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

  • 0
  • 1294
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 2318
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика