Колонка редактора

Каспийский регион в 2013 году: на пороге геополитических трансформаций

10.01.2014

Каспий

В 2013 году Каспийский регион оставался в центре пристального внимания международного сообщества и СМИ во многом благодаря обострению конфликта между прикаспийскими государствами и внерегиональными игроками (США, ЕС, Турция, Китай), желающими реализовать свои внешнеполитические интересы. Прежде всего это противостояние выражалось в создании новых энергетически сетей (TANAP/TAP) и расширении уже имеющейся транспортной инфраструктуры («Южный коридор»), что прямым образом ограничивает историческую сферу влияния таких региональных акторов, как Россия, Иран, а также способствует установлению тесных доверительных отношений с политической элитой стран Каспийского моря (Азербайджан, Туркменистан, Казахстан).

Возрастание присутствия проблематики Каспийского региона в информационном пространстве, как представляется, связано с грядущими геополитическими трансформациями, которые в скором времени коснутся Центральной Азии и Ближнего Востока. Здесь важно отметить следующие существенные моменты:

- конкуренция региональных интеграционных моделей, призванных сплотить азиатский регион и обеспечить локальное доминирование стран-бенефициаров (Россия, Китай, США-ЕС, Турция);

- будущее политическое самоопределение стран постсоветского пространства (новых независимых государств);

- противоречивое сосуществование соперничающих энергетических путей транспортировки углеводородов (российский «Южный поток», азербайджано-турецкий  TANAP, формирование «Южного транспортного коридора» и др.);

- шиитско-суннитское противостояние, радикализация и исламизация Ближнего Востока (соперничество Ирана и Саудовской Аравии, ситуация в Ираке и Сирии);

- стремление США и ЕС расширить сферу своего влияния в данном регионе;

- вывод войск НАТО из Афганистана (возможное закрепление военно-политического присутствия НАТО в регионе);

- милитаризация Каспия (увеличение военных флотилий России и Ирана как ответ на проникновение третьих сил в Каспийский регион и оказание влияния на прибрежные государства).

Указанные факторы составляют архитектуру складывающихся взаимодействий между различными акторами в регионе Каспийского моря, требуя активизации действий прикаспийских государств по обеспечению безопасности и сохранению своих позиций в исторически сложившихся границах влияния. Подтверждением являются провозглашаемые «повестки дня» на всевозможных «каспийских мероприятиях», которые довольно часто проводились в 2013-ом году. Активность и неподдельный интерес, проявляемый влиятельными игроками мировой политики, свидетельствует об увеличении значения и ценности Каспийского региона, при этом факторами внимания были не только энергетический потенциал и экономический интерес, но и экологическая проблематика, решение которой является необходимым условием благоприятного развития и продолжения успешного освоения акваторий Каспия.

Большинство решений, принимаемых в рамках «каспийского вопроса», носят ярко выраженную политическую составляющую, которая заключается в желании достичь доминирующих позиций в регулировании и обеспечении контроля над важными ресурсными точками и транспортными путями, проходящими через Каспий. Вместе с тем деятельность прикаспийских государств, ревностно охраняющих свой суверенитет от вмешательства внешних сил и отказывающихся от политизации экономического сотрудничества, постепенно становится приоритетным направлением их внешнеполитических стратегий.

Единственным и притом вполне традиционным форматом, в рамках которого царили солидарность и единодушие в подходах к разрешению существующих проблем между прикаспийскими государствами, были многочисленные международные конференции, проходившие в многостороннем (четырех-пяти) формате. А также заседания Специальной рабочей группы (СРГ) по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.

Участники каспийских форумов стремились продемонстрировать оптимистичный настрой в достижении практических результатов переговоров и элиминации конфликтных зон взаимоотношений, но благожелательные намерения являлись в большей степени декларативными, диссонирующими с той политической реальностью, которая затрудняет установление стабильных прозрачных отношений между соседними государствами.

Обеспечение безопасности и стабильности в Каспийском регионе является приоритетной задачей не только для прикаспийских государств. Очевидно, что США и ЕС, заинтересованные в бесперебойных поставках энергетических ресурсов и реализации заключенных контрактов, также проявляют беспокойство по поводу достижения устойчивой и предсказуемой политической ситуации на данных территориях. Вместе с тем проблемы собственно безопасности, отсутствия каких бы то ни было конфликтов и боевых столкновений, в публичном пространстве подменяются проблемами энергетической безопасности, что, конечно же, немаловажно для любого суверенного государства, но отнюдь недостаточно для столь сложного региона, как Каспийское море. Как следствие, происходит проникновение в регион международных и при том внерегиональных акторов, преследующих свои геополитические интересы под видом разных форм сотрудничества – будь то публично-дипломатическая, лоббистская, финансовая или военная помощь.  

Показательно, что Казахстан и Азербайджан допускают участие внешних акторов в процессе стабилизации и поиске взаимоприемлемых решений в преодолении конфликтных аспектов взаимодействия региональных игроков, придерживаясь многовекторного подхода во внешнеполитической деятельности. Прежде всего, данное суждение справедливо в отношении Азербайджана, Казахстан же находится в рамках институциональных ограничений, которые формируются процессами евразийской интеграции, активно поддерживаемыми Россией.

В условиях формирования новой архитектоники международной системы и конструирования внешнеполитической реальности регион Центральной Азии, Южного Кавказа, Ближнего Востока, а, как следствие, и Каспийский субрегион находятся в состоянии глубокой геополитической трансформации. Доминирующие субъекты мировой политики (США, ЕС, Россия, Китай) стремятся установить свое глобальное влияние в этой части континента, осознавая ее стратегическую важность для достижения приоритетных позиций в мире и установления внешнеполитического баланса сил, а также понимая уязвимость и неустойчивость положения образовавшихся после распада биполярной мировой системы новых независимых государств.

Существующие политические проекты интеграции постсоветского пространства не являются априори залогом обеспечения безопасности и процветания данного региона, а зачастую становятся лишь фактором локальной дестабилизации. Разнородные ориентации и противоречивые внешнеполитические интересы прикаспийских стран приводят к региональным конфликтам, милитаризации морского пространства и усугублению межгосударственных противоречий. Вмешательство третьих лиц в сферу исключительного внимания прибрежных стран, а также стремление зафиксировать военное присутствие в регионе (вывод военного контингента НАТО из Афганистана благоприятствует такому положению дел) и осуществить масштабную экономическую экспансию (инвестиции Китая в республики ЦА) имеют своей целью ограничить влияние России на пространстве бывшего Советского Союза.

Намерения России реализовать проект евразийской интеграции заставляют внешних игроков проводить более активную и даже агрессивную политику в данном регионе, создавая непреодолимые препятствия «возрождению СССР или Российской империи», а именно так Запад интерпретирует действия России. Подобные страхи внедряются и в сознание политических элит постсоветских стран, препятствуя конструктивному взаимодействию между нашими странами. В этой связи Россия и Иран всегда выступали за необходимость решать региональные проблемы совместными усилиями прикаспийских государств в пятистороннем формате. Каспийское море в силу сложности с определением парового статуса, разграничением национальных секторов на шельфе (геополитический статус Каспийского моря) и богатством природных ресурсов, а также географического положения, представляющего собой узел международных торгово-экономических связей, пересечение торговых путей Восток-Запад, Север-Юг, предстает глобальной целью для приложения политических амбиций различных акторов.

Каспийский регион приобретает важнейшее геополитическое и геостратегическое значение, возрождая многостороннюю борьбу и противостояние крупнейших субъектов мировой политики. Представляется, что предотвратить катастрофические последствия регионального соперничества станет возможным при интенсификации взаимоотношений пяти прикаспийских государств – Россия, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан, Иран. Кроме того, активизация внешнеполитических действий России в данном направлении, а именно продвигаемые с большими трудностями и препятствиями, но последовательно и убедительно процессы евразийской интеграции, могут оказать равноценное противодействие экспансионистским устремлениям влиятельных внерегиональных игроков.

Каспийский регион в условиях трансформирующейся системы международных отношений представляет собой совершенно уникальную область мировой системы, где пересекаются интересы крупнейших политических акторов и формируется особый комплекс экономических, политических и военно-технических аспектов взаимодействия.

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 27
  • 0
  • 30
  • 0
  • 35
Новости
Николай Патрушев

Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев вечером в понедельник обсудил по телефону с иранским коллегой Али Шамхани развитие ситуации в Сирии и сотрудничество двух стран в вопросах борьбы с терроризмом, сообщает во вторник агентство IRNA.

  • 0
  • 21
В разделе "Новости"
  • 0
  • 29
  • 0
  • 63
  • 0
  • 161
Энергетика и инфраструктура
Газовый шантаж Ашхабада не срабатывает: Туркмения теряет Иран?

Туркмения ограничила поставки газа в Иран с 1 января и в Ашхабаде заявили, что Тегеран не расплачивается по долгам. Шантаж, однако, пока не срабатывает. Тегеран не собирается срочно выплачивать спорный долг. Национальная иранская газовая компания (NIGC) заявила, что именно «Туркменгаз» нарушает контракт, и у иранской стороны есть веские причины подать в международный арбитраж.

  • 0
  • 66
Интеграционные процессы
Азербайджан и Запад продлили «контракт века»: что получат азербайджанцы?

В конце прошлой недели в Баку Госнефтекомпания (SOCAR) и Азербайджанская международная операционная компания (АМОК), оператором которой является британская BP («Бритиш петролеум»), подписали соглашение о принципах дальнейшей разработки нефтяных месторождений «Азери-Чыраг-Гюнешли».

  • 0
  • 139
Геополитика и безопасность
Гурбангулы Бердымухамедов

13 января в Ашхабаде состоялось расширенное заседание Кабинета Министров Туркменистана, на котором Президент Гурбангулы Бердымухамедов выступил с программной речью, охарактеризовав итоги 2016 года и обозначив приоритетные задачи, стоящие перед страной в 2017 году.

  • 0
  • 36
Новости института
  • 0
  • 7046
  • 1
  • 4304
  • 0
  • 4292
Точка зрения
Камилла Гусейнова

Около 20 лет народная артистка Азербайджана Камилла Гусейнова была примой Государственного академического театра оперы и балета. Сегодня она не только художественный руководитель балетной труппы родного коллектива, но и преподаватель Бакинской хореографической академии. Недавно, Камилла Гусейнова была приглашена для участия в работе секции "Балет и танец" V Международного культурного форума, который прошел в Санкт-Петербурге (Россия). Мероприятие было посвящено 25-летию Содружества Независимых Государств. Камилла Гусейнова выступила в ходе "круглого" стола форума на тему, посвященную развитию и успехам балетного искусства за годы независимости Азербайджана.

  • 0
  • 30
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 882
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика